?

Log in

No account? Create an account
В Библио-Глобусе во мне проснулся Гай Монтэг и зарыдал, затопал ногами, зажимая пальцами уши. Считайте меня Безумным Библиотекарем на пике профдеформации, но я НЕ МОГУ выбирать книги, когда у меня над головой кто-то неумолчно лепечет какую-то задушевную рекламную бессвязицу. Я старенькая, мне нужно открыть книгу, прежде чем её покупать, а какой смысл открывать, если глас свыше тут же без спросу залезет к тебе в голову, игриво пощекочет мозг, закроет глаза мягкими лапками: а ну-ка, угадай, кто я?... Ах, ты уже знаешь? хитрю-уга! – ну, тогда положи обратно эту муть и послушай про то, какие у нас сногсшибательные скидки и искромётные мероприятия…. Чую, в следующий раз мне расскажут-таки про зубную пасту Денэм, и, право, странно, что в мире Брэдбери до этого не додумались. Включать громкую рекламу в книжном магазине всяко дешевле, чем его сжигать.

Зато в магазине «Москва» на Тверской – тихий рай для рафинированных интеллигентов. Тишина, шелест страниц, пухлощёкие добрые ангелы в форменных блузках. «Счастье пахнет корицей!» - начертано на одном из щитов, и оно там так и пахнет, будьте уверены. И хоть ты и видишь, что это нежнейшее в мире разводилово, а всё равно идёшь за ускользающим в кусты кошельком-на-верёвочке, краем сознания понимая, что он не чей-нибудь, а твой собственный. В отделе книг – расслабляющая нега и внезапный порядок, в отделе сувениров – беспроигрышный интеллигентский пасьянс: ёжик в тумане, лампа в стиле «модерн», Цветаева в экзистенциальной тоске. Рядом с книжкой про собак – хмурый фаянсовый пёсик за три с половиной тыщи, рядом с книжкой про чёрные дыры - хитрый фарфоровый профессор в шарфике, как у Доктора Кто. Как я оттуда в конце концов ушла, сама понять не могу.
Девушка в автобусе говорит по телефону::
- Погоди, я тебе сейчас вышлю копию и оригинал, а ты сравнишь и скажешь.... Что? Сидишь на кухне без компа? Ну, ладно, давай я тебе тогда на микроволновку вышлю.
И я ловлю себя на том, что уже не знаю, шутит она или нет. Чёрт за ним угонится, за этим прогрессом.

***
На Таганской "ограничен вход", и при приближении к метро тебя, хочешь - не хочешь, начинает затягивать в гущу исторического процесса.
- Молодой человек, аккуратнее! Вы мне своей мусоркой все ноги отбили!
- Фигассе. А что вы называете мусоркой – мою сумку? Так она вон где, а ваши ноги – вон где....
- Молодой человек! Мусоркой я называю....мужчина, ну, что вы лезете вперёд, всё равно ж не пролезете.... мусоркой я называю урну для мусора. Зачем вы её тащите в метро?
- Ничего я не тащу! Она сама за мной тащится, а я даже не видел!....
- Ну, так скажите ей, чтобы оставила вас в покое! Тут и без неё не протолкнуться...
- Во, бля, дворянское собрание, - бормочет кто-то в левой части водоворота. – Дать бы ему этой мусоркой по мозгам, и всех делов...
- Нет-нет, это у нас внутри деструктив, - сдавленно откликаются из правой части толкучки. – Вот мы и рады... ой!... выплеснуть агрессию... А на самом деле проблемы не снаружи.....
- Ну, блин, ну, тут вообще одни долбанутые, - окончательно дрейфит тот, что в левой части, но отступать уже некуда – поток несёт его вперёд.

***
В вагоне метро, возле дверей – маленький бодрый мальчик и тихая, погружённая в свою усталость мама.
- О подозрительных предметах сообщайте мы-ши-нис-ту... Мам!
- Что, мой хороший?
- А я тоже мышинист?
- Ты крысенист, - говорит она, глядя в его запрокинутое лицо, и видно, как они оба зажигаются друг от друга радостью, как одна свечка от другой. – Кроликинист. Морской свинист.
Он радостно ржёт, бодая её затылком, она держит его за плечи, и обоим – так странно – нисколько не стыдно от того, что они друг друга любят и им друг с другом хорошо.
- Нет-нет, не вставайте, - говорит она пытающемуся уступить им место парню с наушниками. – Мы сейчас выходим, это наша остановка.

Feb. 18th, 2019

Вчера утром забегал март, сказал, что февраль лежит пьяный и до обеда точно не встанет. Мы с подругой обрадовались, чмокнули его в свеженькую ледяную щёчку и поехали в Дунино к Пришвину. По пути, правда, нас догнал МЧС и сделал штормовое предупреждение с занесением, но было уже поздно, мы уже спускались в овраг по ужасно скользкой лестнице и только на середине её обнаружили, что никакая это не лестница, а тень от ближайшего забора.

Гуляли по лесу, как по фарфоровой обливной тарелке, расписанной кобальтом и золотом. Стояли на мосту, обнимались со снеговиком, черпали сапогами ощущение весны. Пришвина, конечно же, дома не было – МЧС всегда заранее предупреждает его о приближении экскурсии, чтобы он успел ретироваться. Зато экскурсоводы у него – сущий праздник, они вообще такие в домах-музеях, они там как члены семьи. Публикуют мемуары, претворяют сплетни в апокрифы и гимны, начищают посуду до нежного потустороннего сияния, взбивают подушки, выключают на ночь свет и мелко крестят невидимых хозяев, чтобы тем лучше спалось. А собакам их говорят: тсс, вот вам косточка и помалкивайте. И так хорошо смотреть на сегодняшний мир из окон того, ушедшего – как раз с этого-то ракурса он выглядит и объёмнее, и светлее. и осмысленнее, чем если смотреть на него в упор и вынуждать смущаться и что-то такое из себя корчить.

А сегодня утром март опять прибежал и сказал, что февраль пока выйти на работу не может, вот его объяснительная. Похоже, они просто договорились и делят день, работая каждый на полставки.

***
Комиссионный магазин «Мечта», Если не ошибаюсь, на Чистых Прудах. Можно сдать туда детскую мечту, из которой давно вырос, можно старую мечту юности, сто раз перелицованную, вылинявшую, в наивный розовый цветочек. Можно просто утратившую актуальность в этом сезоне или внезапно оказавшуюся не по плечу. А можно, за ненадобностью, уже сбывшуюся – сбывшуюся у вас оторвут с руками, поскольку это исключительный дефицит.

Покупать там надо аккуратно – как и везде, вам первым делом будут навязывать что-нибудь несбыточное или быстрорастворимое. Есть мнение, что хрустальные мечты покупать нельзя, якобы они разбиваются раньше, чем сбываются. Но на самом деле это чушь, хрустальные могут быть не менее прочными, чем золотые, тут всё зависит от производителя. Вообще, это очень интересный магазин: тут есть и кондитерский отдел, и даже зоологический. А при зоологическом - маленький ветеринарный кабинет, где одним мечтам за дополнительную плату пришивают крылья, а другим – купируют хвосты.

Feb. 13th, 2019

Молчите. Я сама знаю, что обменивать редкую куклу Effanbee конца сороковых, дивную, дивную малютку в макияже тех лет, губки бантиком, кудри волной, платье вот-вот превратится в дым, на самых стройных в мире ножках – родные рассохшиеся туфельки и почти никакого кракелюра.... Обменять ТАКОЕ – на вот это расфуфыренное китайское великолепие....

Сама знаю, что тот, кто так делает – тот дура. И даю вам слово, что действительно отрывала малютку от сердца. Но мысль о том, что я могу запросто, одним махом, осчастливить танцующего вокруг неё и сияющего восторгом и алчностью Настоящего Коллекционера, который, оказывается, мечтал о ней, вот именно о ней, с тех пор как увидел то ли во сне, то ли в американском каталоге....

Знаю, знаю. Коллекционеры как дети. Хуже детей. Не отстанут, пока не заставят тебя выменять настоящий нож фирмы Барлоу на фантик из-под жвачки.

И вот теперь у меня сидит и таращит бездумные глаза Сферическая Кукла. Кукла в вакууме. Уверена, что именно так должна выглядеть Кукла Вообще, некая условно-волшебная кукольная матрица. Кажется, примерно таких идеальных девочек рисовал когда-то художник Тюбик, справедливо называя это халтурой. Я бы тоже так её назвала, отличное имя, практически греческое, но, во-первых, она всё-таки довольно тщательно сделана, а во-вторых, по паспорту у неё другое имя – Гедда. Не передать, до чего не идёт этому сахарному прянику это диковатое, увесистое, всё из острых ледышек имя, но что делать, жизнь вообще состоит из противоречий. Убеждаю себя в том, что что-то есть в этой незамутнённой палево-розовой первозданности. Как в только что сотворённой Еве, которую на всякий случай сотворили в венецианских кружевах и с приклеенным к шее ожерельем...

Ничего. Придёт время, пооботрётся и тоже станет антикварной, а пока пусть немножко поблаженствует в неведении, ей оно так к лицу. Гораздо больше, между прочим, чем ожерелье.

25127431f61f
На боковой стене дома – огромный, во всю стену, экран. «РЕЗИДЕНЦИЯ КОМПОЗИТОРОВ УЖЕ ЖДЁТ ВАС!» Не белоснежном пуфике перед камином сидит композитор, умывается, трясёт ушами и ритмично дёргает хвостом в такт звучащим в голове симфониям. Судя по виду его резиденции, а также по тому, какой он жирный и ухоженный, это какой-то очень известный композитор, очень популярный. Просто я не разбираюсь в музыке и потому не узнаю его в лицо...

Но вообще, он там так уютно сидит и сочиняет, что, глядя на него, прямо захотелось, чтобы меня и вправду ждали в резиденции композиторов. Допустим, не в такой, а в какой-нибудь попроще, с бревенчатыми стенами, печкой и полосатым, в цвет композитора, ковриком под скамьёй. Сидеть у печки, закутавшись в рваный мечтательный платок, пить чай с бубликом, слушать, как владелец резиденции репетирует во дворе с несколькими своими знакомыми исполнителями, и наблюдать из окна за тем, как по забору идёт его пассия и делает вид, что эта песня посвящается не ей.

Feb. 9th, 2019

На днях вспомнился недавний разговор с дочкой одной приятельницы.
- Нет, я с ней больше не дружу... Дура такая. Говорит: отдавай мне обратно наушники, которые я тебе на день рожденья подарила!
- А ты что?
- Па-думаешь! Возьму и отдам.
- И не жалко тебе?
- Ни капельки не жалко, они дурацкие. А ей скажу: отдавай тогда, вообще, мои браслеты! И лампочку с зайцем...
- Какую лампочку – ночник? Разве ты ей его подарила?
- Не я. Но, может, она уже забыла, что не я – подарков же много было, все чего-то дарили....
- Извини, но так нельзя, так нечестно.
- Ну, и ладно! Тогда пусть берёт наушники...(Горько) Пусть всё забирает! Сашеньку своего тоже пусть забирает, лю-би-мень-ко-го....
- Сашенька – это ваш одноклассник? Ну, ты даёшь. А сам-то он с кем хочет дружить – с ней или с тобой?
- Ни с кем он не хочет – он что, дурак? Он вообще с нами не дружит, он большой, он в пятом классе. Просто мы с ней договорились, что он будет как будто мой.... А теперь пусть будет её – больно мне надо! Пусть! Так завтра и скажу....

И было это, честное слово, совсем недавно. И мне каждый раз так удивительно, когда я встречаю на улице этих дочек приятельниц, а они уже на голову выше меня, и в колясках у них какие-то Федьки, ужасно классные, только немножко диатезные.
- А помнишь, - говорю ей, - как ты Сашку своего чуть подружке не отдала? Как её звали – Ленка? Лариска?
Она смеётся и, кажется, вспоминает, но с большим, большим трудом. И Фёдор Александрович в коляске смеётся, сам не зная, чему. А завтра выйду на улицу – а там этот Фёдор Александрович бежит куда-то в наушниках, тряся за спиной разноцветным рюкзаком, и уже нипочём его не догнать, даже если захочешь.

Feb. 7th, 2019

А ещё у меня есть кукла-библиограф. Реплика, разумеется – все знают, что оригинального библиографа сейчас днём с огнём не сыщешь, это жуткий раритет. Но реплика очень аутентичная – свалявшиеся букли, подслеповатые глаза, белая от долгого сидения в архивах кожа; шёлковое платье с глухим воротом висит мешком, как праздничная рубаха на подгулявшем мастеровом. И бусики. Ну, просто моё альтер-эго в хорошем бисквитном исполнении.

На самом деле это реплика французской Жюмо, и благодаря ей я поняла, как это, в сущности, прекрасно и грустно – быть репликой. Твой оригинал живёт где-то в тысяча восемьсот девяносто пятом, ходит на бал в Благородное собрание, ругается с кухаркой, читает свежайшего Золя и... Хотя нет, это же наша кукла, это же будущий библиограф! Ходит на тайные сходки, учит рабочих в воскресной школе, вечером приходит усталая и воодушевлённая, разматывает платок, греет руки о самовар, ест свежие бублики, читает уже не вполне свежего Чернышевского.... А реплика знает, что всё это было не с ней, потихоньку тоскует, составляет библиографию по тысяча восемьсот девяносто пятому году и на досуге пишет фиктивные мемуары. А если какое-то время держать в руке её чахлую фарфоровую ручонку, то чувствуешь, как та теплеет – бисквитный фарфор очень быстро нагревается от человеческого тепла.

Фото с Авито, так что не обессудьте.
кукла
Ну, когда у меня уже ВОТ ТАКАЯ депрессия, то выход только один, - говорит кому-то девушка, идущая впереди меня. – Прага. Только Прага... Нет, это, конечно, как крайний вариант... и без злоупотребления. Я понимаю, ты не думай, я всё понимаю....

Прага, думаю я, смаргивая с глаз утреннюю, пропитанную реагентами солёную мглу. – Господи, ну, конечно! Что может быть лучше, что может быть депрессивнее! Утро, холод. мелкий снег, Карлов мост, чёрные силуэты статуй и музыкант, играющий какую-то нежную хрень на хрустальных печальных бокалах. Колокола, башни, фонари, грубый шарф, красные от холода пальцы, мальчик и девочка, обнявшись, танцуют над Влтавой....

И я немедленно пошла в кафе. И заказала «Прагу». Целый громадный кусок. Господи, какой же он был шоколадный. Умница, девушка. Прага. Только Прага. Вацлавский тоже можно, но он реже встречается.

Мелкий снег, тёплый ветер, тихий вечер, нежный звон. Музыканту кто-то дал глотнуть коньяку из фляжки. Мальчик и девочка, обнявшись, танцуют над Влтавой. Шоколад сияет и тает во рту.. Без фанатизма, конечно, и без злоупотребления. Я понимаю. Вы не думайте, я всё понимаю

1455742713_maxresdefault
На именины друзья подарили мне Красную Шапочку из конца семидесятых. Суперская, между прочим, Шапочка - шарнирная, улыбчивая, с торжественно-узнаваемым советским лицом с мелкими, как горох, немигающими глазёнками. Господи, как же мы не любили в детстве именно вот такие глазёнки! И только теперь я вижу, что при свете лампы они сияют нежной аквамариновой иронией и вообще прекрасны, как не знаю что. И ямочки на щеках. Ну, прелесть, что такое.

Знакомое молодое поколение снисходительно назвало её «атмосфэрной».
- А почему она у тебя рядом с эльфой сидит?

- Ну... не знаю. У обеих красные колпачки. И башмаки похожие. И вообще...

Молодое Поколение терпеливо морщится и ждёт более развёрнутых объяснений.

- Ну... вот... В общем, когда Красная Шапочка собралась идти к бабушке через лес, мама ей строго-настрого наказала: увидишь эльфу – беги прочь и с ней не разговаривай. А то враз утянет в свой эльфийский круг, и будешь там всю жизнь плясать, себя не помня. У других будут семьи, дети, нормальна жизнь, а ты всё так и будешь петь под гитару, ходить на Эгладор, влюбляться в Финрода Фелагунда, или кто там у них ещё есть, и при переписи населения писать «лунный эльф» в графе «национальность».... А эльфе, когда она собиралась... тоже куда-то по своим делам, мама строго-настрого велела: увидишь человека – беги прочь и с ним не разговаривай. А то враз утянет в свой человеческий круг, и будешь там носиться, как загнанная лошадь, себя не помня. Работа – дом – семья – отпуск- - работа – дом – семья - отпуск.... и так до бесконечности. Ни радости, ни разнообразия....

Ну, вот. Пошли они обе через лес по одной тропе навстречу друг другу и, ясен перец, на середине встретились. «Ну, что – будешь тянуть меня в свой круг?» - «Дура, я что ли? Конечно, нет. А ты меня?» - «И я тебя нет».

- Давай тогда, что ль, фотки посмотрим? – подсказывает Молодое Поколение, как бы ненароком извлекая из кармана смартфон.

- Точно. Фотки... «Эх! – говорит эльфа. – А у меня, как назло, волшебное блюдечко разрядилось!» - «Так у меня яблоко есть! – говорит Красная Шапочка. - Давай щас пустим его по блюдечку и вмиг подзарядим!» И пустили они яблочко по волшебному блюдечку, и сели на поваленное дерево, и стали смотреть фотки...

- Щас, щас.... Я тебе свои последние покажу! Их тут чуток, их меньше тыщи! – радуется Молодое Поколение и косится на меня сияющим аквамариновым глазом.

Рисунок1

Jan. 4th, 2019

Шла по улице, увидела в темноте вывеску "Обувь, сумки". Буква "м", конечно же, не горит. По-моему, это очень грубый маркетинговый ход. Очень, по-моему, примитивный.

И обувь там, прямо скажем, не ахти. И продавщицы нахальные. Зачем вам, говорят, женшина, эти говнодавы, вы что, американский морпех? Возьмите лучше эти ботиночки на тонкой подошве, прелесть же, а не ботиночки... Ну, вы подумайте, а? При нашей-то зиме - на тонкой подошве! Прелесть, что и говорить.

Едва надев их, я с ужасом поняла, что снять уже не смогу - нет, только не сейчас, не здесь, не трогайте, оставьте. А едва оплатив, выпорхнула наружу, как тот Персей в тех крылатых сандалиях, и тихо полетела восвояси, скользя не по льду, а по воздуху, и ощущая щекотную мягкость во всём теле, а не только в ногах. Когда-нибудь я в них непременно промокну или замёрзну, как пить дать. Но это потом, когда они отсыреют, постареют и разучатся летать.

Profile

бодрость
christa_eselin
Сестра Нибенимеда

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Katy Towell