Сестра Нибенимеда (christa_eselin) wrote,
Сестра Нибенимеда
christa_eselin

Categories:
Когда вечером в тёмной комнате случайно наступаешь ногой не на кнопку от вентилятора, а на пульт от телевизора, сразу хочется звонить в какое-нибудь межгалактическое МЧС, рыдать в трубку и просить о вмешательстве. Ну, потому что реально страшно, когда к тебе в квартиру с воплями ломятся упыри и роботы. Металлические шутки, механические интонации, невнятный, трясущийся от старости сленг и толстомордые идиомы с потускневшими золотыми цепями на вытертых красных пиджаках… То, КАК они говорят, уже настолько жутко само по себе, что, к счастью, не успеваешь понять, О ЧЁМ они, собственно, говорят. Ясно одно: они нас захватили и теперь не то чтобы хотят сделать нас такими, как они – нет, им и вправду кажется, что мы УЖЕ такие, и именно потому с нами и надо так разговаривать.

Из-за этого иногда кажется, что они уже победили. И как хорошо бывает, когда выходишь на улицу и видишь: нет, господа хорошие, врёте. Ничего подобного. Нас, землян, просто так, без хрена, не скушаешь.

Пока я иду к метро, в меня пытается с налёта врезаться голубь, но в последний момент резко поворачивает штурвал и – врезается-таки в идущего впереди мужика. К счастью, ни тот, ни другой не помят и не поцарапан – голубь тут же уходит вбок и летит дальше над неровно подстриженным кустарником, а мужик орёт ему вслед:
- Ты! Коз-зёл несчастный! Глаза дома забыл, да? Я вот те в другой раз подрежу… я те т-так подрежу! Коз-зёл… Летать сперва научись, а потом уж...

Я жду, что голубь обернётся и на лету покажет ему средний коготь на лапе, но он решает не связываться – понимает, что сам виноват.

Подозрительно, прямо-таки неестественно белобрысые рабочие возле стройки неспешно обедают супчиком из термоса. Запах разварившейся говядины и чеснока аппетитен настолько, что сидящие неподалёку вороны тяжело сглатывают и делают независимые лица.
- Валюх, - разнежено говорит один из участников трапезы, держа перед собой смачный, как с картины передвижников, ломоть хлеба. – Фуаграшечки бы, а? Для душевного равновесия.
- Эт мигом! – соглашается тот и вываливает ему из банки на хлеб что-то восхитительно-томатное, с хвостами, торчащими во все стороны. Вороны отрешённо улыбаются и, прищурившись, смотрят на солнце.

- Мама! – шёпотом вскрикивает маленький мальчик возле газона, прижимая к груди кулаки. – Посмотри! Нет, ты посмотри, пожалуйста!
- Ну, смотрю. Воробьи, - улыбается мама. – И что такого?
- Как – что? Мама, они же все как будто из чистого бархата!


Толстоватая блондинка лет семи в парке на скамейке обрывает лепестки вокруг ромашкиной тонзуры и бормочет в такт:
- Люблю… Не люблю… Люблю… Не люблю… Люблю… Ы.

Смотрит, сдвинув брови, на жёлтую, виноватую ромашкину лысину, потом отбрасывает её в сторону, подпирает кулаками подбородок и задумывается – одновременно горестно и мечтательно.
Tags: июль, просто так, с натуры, счастье, чистая правда
Subscribe

  • (no subject)

    В электричке у окна спит пожилой бородатый человек в кроличьей шапке образца семидесятых. Внезапно глубоко вздыхает во сне и отчётливо говорит: - На…

  • (no subject)

    Флешмоб «самый памятный подарок». На самом деле для меня все подарки – памятные, тут я ничем не отличаюсь от себя же, шестилетней. А из тех времён,…

  • (no subject)

    В Библио-Глобусе во мне проснулся Гай Монтэг и зарыдал, затопал ногами, зажимая пальцами уши. Считайте меня Безумным Библиотекарем на пике…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    В электричке у окна спит пожилой бородатый человек в кроличьей шапке образца семидесятых. Внезапно глубоко вздыхает во сне и отчётливо говорит: - На…

  • (no subject)

    Флешмоб «самый памятный подарок». На самом деле для меня все подарки – памятные, тут я ничем не отличаюсь от себя же, шестилетней. А из тех времён,…

  • (no subject)

    В Библио-Глобусе во мне проснулся Гай Монтэг и зарыдал, затопал ногами, зажимая пальцами уши. Считайте меня Безумным Библиотекарем на пике…