Сестра Нибенимеда (christa_eselin) wrote,
Сестра Нибенимеда
christa_eselin

Categories:
Хорошее на позавчерашний день.

Волонтёр Барри, с утра до вечера прозябающий в Американском центре. Иногда, как прозябнет совсем, так идёт через границу к соседям – то есть, к нам. У нас не теплее, зато наши девушки жалостливые, и у них в подсобке спрятан волшебный неостывающий чайник с неувядающей заваркой. И волшебная банка с вишнёвым вареньем, которое, сколько ни ешь, не иссякает, а только немножко засахаривается.

Он красивый, между прочим, этот Барри. Такой, не то чтобы чёрный, а карамельно-коричневый, с оттенком передержанной на огне сгущёнки. И по-русски говорит отменно.
- Я не знал, что такое «ключевая вода», но мне объяснили. Это очень, очень, очень холодная вода. Как лёд. Но скажите мне, зачем этот человек, который чуть не погиб от мороза, и его конь тоже не погиб едва…. зачем же он пришёл домой и дал коню холодную, как лёд, воду? А сам пошёл на улицу обратно. И не один, а с женой! Они пошли ГУЛЯТЬ! Ночью, да? Когда мороз в пять раз, в десять раз холоднее! Может, это идиома, чтобы не говорить прямо? Может, они пошли в кровать, а не гулять?
- Да ладно, - говорю я невпопад, перехватывая его взгляд на запотевшее изнутри окно, по которому течёт пока ещё дождь, но уже со снежным подтекстом. – Не такой уж и мороз - вон, глядите, потеплело. Скоро солнце выглянет.
- О, значит, всё-таки они пошли гулять, - вздыхает Барри, и я замечаю, что сегодня у его кожи не карамельный а серовато-баклажанный оттенок. Он не был готов к такому раннему предзимью. Да и я, честно говоря, не была готова. Иначе не попёрлась бы на экскурсию к Рахматуллину в лаковых туфельках вместо валенок с отворотами.

Рахматуллин – уникум. Все нормальные экскурсоводы неизбежно превращают описываемый объект в иллюстрацию к собственным рефлексиям. Приводят вас к храму или, допустим, к памятнику – и тотчас укладывают его в формат путеводителя, кликнув на опцию «обтекание текстом». И всё, и нет памятника, а есть картинка к пресловутому тексту – иногда очень хорошему, но всё-таки безжалостно над образом довлеющему. А Рахматуллин берёт и лёгкими, незаметными совершенно касаниями снимает с объекта ЛИШНЕЕ. И вот этот объект стоит перед вами, как есть, живой и первозданный, как только что вылепленный Адам, сияющий, как бриллиант в коробочке, абсолютно самоценный и при этом не изъятый из окружающего пространства, а непринуждённо аккумулирующий его вокруг себя. И мир становится пугающе осмысленным и до слёз гармоничным. И слушатели тоже как-то незаметно вплетаются в этот мир, а не созерцают его с туповато приоткрытыми ртами, и экскурсия не бродит усталым расхлябанным стадом за что-то там бормочущим пастырем, а опять-таки на удивление осмысленно организуется вокруг него, не мешая ни пространству, ни движению, и перемещаясь в такт и в лад слову и образу. Первый в моей жизни экскурсовод, за которым не надо бежать, хотя его собственный бег стремителен и целеустремлён. Но он ни на минуту не перестаёт слышать и видеть аудиторию, он нимало не отделён от слушателей – так же, как не отделён от того мира, по которому их водит…. Боже, какой восторг, какое наслаждение. Лица у всех примороженные, хмельные, с какими-то очень правильно красными носами.

По дороге домой хмель не проходит, и на душе устало и мечтательно, как в детстве после театра. Только в обычные дни я не сажусь в троллейбусе около печки, а в этот раз с тоской думаю, что рано или поздно придётся оторвать от неё лаковые туфли. Ноги-то в них согрелись, а вот сами туфли – нет; и дома ещё долго не могут согреться, и постукивают в передней каблуком о каблук, и оттенок у них почти такой же баклажанный, как у нынешнего бедняги Барри.

Про ваше хорошее, как всегда, послушаю с удовольствием, если поделитесь.
Tags: альтернативная правда, библиотечное, про хорошее, сентябрь, чистая ересь, чистая правда, чужие города
Subscribe

  • (no subject)

    В электричке у окна спит пожилой бородатый человек в кроличьей шапке образца семидесятых. Внезапно глубоко вздыхает во сне и отчётливо говорит: - На…

  • (no subject)

    Флешмоб «самый памятный подарок». На самом деле для меня все подарки – памятные, тут я ничем не отличаюсь от себя же, шестилетней. А из тех времён,…

  • (no subject)

    В Библио-Глобусе во мне проснулся Гай Монтэг и зарыдал, затопал ногами, зажимая пальцами уши. Считайте меня Безумным Библиотекарем на пике…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments

  • (no subject)

    В электричке у окна спит пожилой бородатый человек в кроличьей шапке образца семидесятых. Внезапно глубоко вздыхает во сне и отчётливо говорит: - На…

  • (no subject)

    Флешмоб «самый памятный подарок». На самом деле для меня все подарки – памятные, тут я ничем не отличаюсь от себя же, шестилетней. А из тех времён,…

  • (no subject)

    В Библио-Глобусе во мне проснулся Гай Монтэг и зарыдал, затопал ногами, зажимая пальцами уши. Считайте меня Безумным Библиотекарем на пике…