December 9th, 2014

бодрость

(no subject)

Благодаря amarinn поняла, какие «истории взросления» мне нравятся.

Не те, в которых герой «становится человеком», а те, в которых он умудряется им остаться. Не те, в которых он изначально – мягкий воск в руках судьбы и сюжета, и из которого те под руководством автора вылепляют что-то более или менее убедительное, а те, в которых он изначально то, чем он является, и никакой судьбе вкупе с сюжетом не удаётся ничего с этим поделать. Не те, в которых герой набирается ума-разума посредством набития шишек на своей и чужих черепной коробках, а те, в которых ему удаётся несмотря ни на какие шишки сохранить содержимое пресловутой коробки в целости. Мне неинтересны истории про то, как Аслан сдирает с мальчика шкуру и кидает его в целительный источник, после чего тот восстаёт очищенным и преобразившимся. Мне интересно про то, как мальчик, явившись на свет, остаётся один на один с кораблём, который есть он сам, но в котором он пока ещё ни черта не смыслит. И как он потихоньку, наощупь, наугад учится им управлять, и вести его, минуя мели и рифы, с риском попасть не в Америку, а в Африку или ещё куда похуже, ведь может быть и хуже, честное слово, но при этом всё-таки плыть к намеченной цели и не изменять себе, и не изменять себя. Вот это и есть «отделка щенка под капитана». А в то, что для этой отделки так уж необходимо испортить корабельную обшивку десятком-другим пробоин, я не верю. Для сюжета оно, может, и пользительно, а для героя… вот, по-моему, нет.