October 12th, 2016

сквайр

(no subject)

amarinn, дорогая, я не знаю, насколько это деньрожденчески звучит, но, что до меня, то я пока в основном на этом и держусь, за что вам душевное спасибо:

Броня, рюкзак, противогаз -
"всегда готов", как будто скаут,
Вокруг, насколько хватит глаз -
Фоллаут, гребаный Фоллаут,
Мрак, каторжане, рудники, мутанты, мусор и могилы -
Но как-то прямо между них
предстанет некто шестикрылый.

Ты побежишь - без толку, мэн, он все равно тебя догонит,
И вырвет сердце, и взамен
воткнет какой-нибудь полоний,
Под хохот тысячи созвездий
в гремящей музыкою бездне
Промолвит: "Даром. Безвозмездно",
взмахнет крылами и исчезнет.

А ты, без чувств простерт на месте,
отныне сам себе реактор,
Ни жив ни мертв, такая экспа-
как пресловутой жабе трактор,
Так вот, сдирая с кровью маску,
в соплях, размазывая грязь,
Знай - это присказка, не сказка. А сказка только началась.

Желаю вам в этот день много радости:
TOS3x07k

... и много дивных полезных подарков:
467122_original

Под катом - сказка авторства именинницы, которую (в смысле, обеих) я нежно люблю и всем, кто это читает, тоже рекомендую:

Collapse )
Leserate

(no subject)

«Принц и нищий» - первая «взрослая» книга, прочитанная мною в разгар бронхита и пробуждающегося романтизма, и до сих пор не знаю, от чего я всю последующую неделю ходила с какой-то совершенно посторонней головой – от температуры или от впечатлений. Помню, что я ждала назидательную новеллу, а получила шикарный приключенческий роман, в котором все жили в соответствии со своими характерами и обстоятельствами, наплевав на то, какое нравственное воздействие это окажет на читателя. По всем правилам король-изгнанник должен был пройти испытания, чтобы научиться смирению, а этот мелкий наглец, напротив, всю дорогу только и делал, что укреплялся в гордыне….чёрт, какой восторг!... Уже потом я поняла, что никакая это не гордыня, что он – абсолютно средневековый, абсолютно шекспировский типаж при всех прогрессорских заморочках его автора. Если ты родился королём, ты не можешь стать «просто мальчиком», как не можешь стать девочкой, собакой или гаргульей на фасаде собора. Невозможно стать тем, что не соответствует твоей истинной природе, вот и весь сказ.

И ещё позже я поняла, что он - примерно то же, что Дон-Кихот, только наоборот: оба до конца стоят на своей версии по поводу того, кем и чем они являются на этом свете, только один цепляется за иллюзию, а другой – за истину. И ни угрозы, ни увещевания, ни побои, ни насмешки на них не действуют; их идиотическая, восхитительная вера в себя – абсолютная их броня, позволяющая им, вопреки всему, быть тем, чем они и должны быть. И обоих считают сумасшедшими. И оба не догадываются об этом, хотя им всё время кричат это в лицо…. А то, что один из них и правда двинутый, а второй – подросток, придаёт их дивному ослиному упрямству дополнительной убедительности.

А вот то, как ведёт себя и действует Том Кенти – это уже чистой воды притча, хотя тоже по-своему великолепная и по-своему очень средневековая, хотя и очень прогрессорская.

***

Кстати, эта история, не будь она сказкой, могла бы стать историей о том, что становится с персонажем, когда автор внезапно лишает его всех бонусов. Но, слава богу, законы жанра этого не позволяют, и автор всё-таки наделяет его чуть большей несгибаемостью и удачливостью, чем могло бы ему перепасть в рамках другого жанра, а потом и вовсе приставляет к нему идеального камердинера и защитника – тоже, кстати, великолепный типаж, как я его любила в детстве за эту шикарную, абсолютно ничем не мотивированную верность и рыцарственность! А вот когда авторы и вправду оставляют героя без своей авторской поддержки, это печаль-печаль, хотя и опыт, ей-богу, очень интересный. Мне было непонятно, отчего меня так коробит от тех серий «Доктора Хауса», где он сидит в психушке – не от того же, что ему так не идёт бритый череп, и не от того, что полемика с «Гнездом кукушки» выглядит так нарочито, что хоть и вовсе не гляди. А вот оно что: героя внезапно лишили всех бонусов и авансов: идеальная начальница, вышколенная команда, верный в доску друг, отдельный кабинет и репутация безумного гения. Как только герой попадает в мир, где никто не воспринимает его всерьёз, он тотчас превращается в нелепого пожилого дядьку с кучей комплексов и дурным характером. И вмиг весь его юмор теряет искромётность, а всё его роскошное язвительное шутовство превращается в неуверенное подростковое кривлянье, на которое неловко и грустно смотреть... И, да, наверное, в жизни так и бывает, но, поскольку тьмы низких истин нам дороже, внутри всё как-то возмущённо трепыхается и протестует.