?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: дети

Ездила в отдалённый район, полный дикорастущих пятиэтажек и прекрасных немногословных аборигенов. Заблудившимся путникам там не рады. Возможно, сказывается какой-то древний исторический опыт.

- Мужчина, что вы давите на кнопку? Звонок вообще-то не для вас!
- Простите, это автошкола?
- Какая ещё автошкола? Это центр интеллектуального развития молодёжи!
- Да нет же, должна быть автошкола! Вот, у вас тут, над дверью написано....
- Мужчина! Я понятия не имею, что у нас тут над дверью написано!...

...А вот мне как раз нужна не автошкола, а местная жилконтора. По добытому мною адресу её нет как нет, но мы же не агностики, в конце концов.
- Есть, есть! – говорит возникший на моём пути ангел в гриме и костюме дворника. – Во-он тот подъезд.
- Это точно она? А.... вывеска где?
- Нету вывески! И домофона нету. Надо ждать, когда кто-нибудь выйдет, а так не войдёшь....
Из полуподвальной дверцы высовывается рука, манит к себе моего спасителя, и через минуту из глубин полуподвала доносится: «Зачем ты разговариваешь? Кто тебя просил?» - «А если спрашивают?..» - «Мало ли, что спрашивают! Они спрашивают, а ты не разговаривай! Разве это твоя работа – разговаривать?!»

В таких районах всегда есть сакральные места, о которых не надо знать пришельцам. Тамошняя жилконтора и есть такое место. Изнутри она вся выложена мрамором, и там ходят безмолвные жрецы, погружённые в медитацию и унизанные перстнями.

***
Два мелких пацанёнка, по виду не крупнее второклашек, идут домой из школы. Одни, без взрослых. Редкое зрелище в наши дни.
На переправе через лужу один роняет мешок со сменной обувью. И.… нет всё-таки этот народ – другая планета; ну, кто бы из нас, нынешних, откликнулся на такое событие ликованием и прыжками с разбрызгиванием во все стороны пузырчатой, как газировка, весенней воды.
Истекающий влагой мешок извлекается наружу, и его печальный облик вызывает у этих двоих новую бурю бессердечного восторга. Ещё один мелкий товарищ, конвоируемый бабушкой, косится на них с неприкрытым неудовольствием и скрытой завистью – а потом тихо, как бы случайно спускает верёвку собственного мешка и тащит его по воде, как кораблик, делая вид, что сам того не замечает.

***
Днём шла к метро, а навстречу мне толпами шли счастливые просветлённые люди, просто какая-то бхагавад-гита на выезде. Молодёжь с яркими, как от поцелуев, губами, дамы с томной размазанной помадой, какие-то интеллигентные вурдалаки со стыдливой сытостью в глазах и блестящей каплей крови на подбородке.... И все почему-то облизывались - все как один. И только на углу улицы всё стало понятно. Там стоял мужик в заляпанном алым фартуке и торговал карельским вареньем. По обе стороны от него, в окружении банок и баночек стояли исходящие райской сладостью бочонки, и он черпал из этих бочонков громадными, как братины, пластмассовыми ложками, и кормил всех, без разбору чинов и званий, и тут же наливал из самовара остывшего чая, а потом перебирал банки со скоростью уличного напёрсточника, выхватывая из общей груды то малину, то вишню, то карельский фрукт ананас, то амброзию чистую с нЕктаром сладким. И хотите верьте, хотите нет, а я самолично видела, как из-за туч украдкой высунулось солнце, обмакнуло луч в одну из банок и тут же спряталось обратно за тучу, чтобы там без помех его облизать.

Feb. 13th, 2019

Молчите. Я сама знаю, что обменивать редкую куклу Effanbee конца сороковых, дивную, дивную малютку в макияже тех лет, губки бантиком, кудри волной, платье вот-вот превратится в дым, на самых стройных в мире ножках – родные рассохшиеся туфельки и почти никакого кракелюра.... Обменять ТАКОЕ – на вот это расфуфыренное китайское великолепие....

Сама знаю, что тот, кто так делает – тот дура. И даю вам слово, что действительно отрывала малютку от сердца. Но мысль о том, что я могу запросто, одним махом, осчастливить танцующего вокруг неё и сияющего восторгом и алчностью Настоящего Коллекционера, который, оказывается, мечтал о ней, вот именно о ней, с тех пор как увидел то ли во сне, то ли в американском каталоге....

Знаю, знаю. Коллекционеры как дети. Хуже детей. Не отстанут, пока не заставят тебя выменять настоящий нож фирмы Барлоу на фантик из-под жвачки.

И вот теперь у меня сидит и таращит бездумные глаза Сферическая Кукла. Кукла в вакууме. Уверена, что именно так должна выглядеть Кукла Вообще, некая условно-волшебная кукольная матрица. Кажется, примерно таких идеальных девочек рисовал когда-то художник Тюбик, справедливо называя это халтурой. Я бы тоже так её назвала, отличное имя, практически греческое, но, во-первых, она всё-таки довольно тщательно сделана, а во-вторых, по паспорту у неё другое имя – Гедда. Не передать, до чего не идёт этому сахарному прянику это диковатое, увесистое, всё из острых ледышек имя, но что делать, жизнь вообще состоит из противоречий. Убеждаю себя в том, что что-то есть в этой незамутнённой палево-розовой первозданности. Как в только что сотворённой Еве, которую на всякий случай сотворили в венецианских кружевах и с приклеенным к шее ожерельем...

Ничего. Придёт время, пооботрётся и тоже станет антикварной, а пока пусть немножко поблаженствует в неведении, ей оно так к лицу. Гораздо больше, между прочим, чем ожерелье.

25127431f61f

Feb. 9th, 2019

На днях вспомнился недавний разговор с дочкой одной приятельницы.
- Нет, я с ней больше не дружу... Дура такая. Говорит: отдавай мне обратно наушники, которые я тебе на день рожденья подарила!
- А ты что?
- Па-думаешь! Возьму и отдам.
- И не жалко тебе?
- Ни капельки не жалко, они дурацкие. А ей скажу: отдавай тогда, вообще, мои браслеты! И лампочку с зайцем...
- Какую лампочку – ночник? Разве ты ей его подарила?
- Не я. Но, может, она уже забыла, что не я – подарков же много было, все чего-то дарили....
- Извини, но так нельзя, так нечестно.
- Ну, и ладно! Тогда пусть берёт наушники...(Горько) Пусть всё забирает! Сашеньку своего тоже пусть забирает, лю-би-мень-ко-го....
- Сашенька – это ваш одноклассник? Ну, ты даёшь. А сам-то он с кем хочет дружить – с ней или с тобой?
- Ни с кем он не хочет – он что, дурак? Он вообще с нами не дружит, он большой, он в пятом классе. Просто мы с ней договорились, что он будет как будто мой.... А теперь пусть будет её – больно мне надо! Пусть! Так завтра и скажу....

И было это, честное слово, совсем недавно. И мне каждый раз так удивительно, когда я встречаю на улице этих дочек приятельниц, а они уже на голову выше меня, и в колясках у них какие-то Федьки, ужасно классные, только немножко диатезные.
- А помнишь, - говорю ей, - как ты Сашку своего чуть подружке не отдала? Как её звали – Ленка? Лариска?
Она смеётся и, кажется, вспоминает, но с большим, большим трудом. И Фёдор Александрович в коляске смеётся, сам не зная, чему. А завтра выйду на улицу – а там этот Фёдор Александрович бежит куда-то в наушниках, тряся за спиной разноцветным рюкзаком, и уже нипочём его не догнать, даже если захочешь.

May. 18th, 2015

висят на стенке в первом акте
бензопила ведро и ёж
заинтригован Станиславский
боится выйти в туалет


Я поняла, почему у меня так сложно складываются отношения с фильмами по сценариям Моффата. Вот именно поэтому, ага. Мой внутренний Станиславский страдает и проклинает тот день, когда он ляпнул про ружьё. У Моффата они ВСЕ стреляют, все до одного, а мне как зрителю остаётся только нестись по полю, прижав уши, и через каждые две секунды подпрыгивать и уворачиваться. Я, в принципе, понимаю людей, которым такие аттракционы нравятся. Но я – старенькая, у меня уже дыхалки не хватает.

Нет, правда. У него же никто слова не смеет сказать просто так, чтобы по ходу оно ему не аукнулось по полной. И если в начале фильма мы видим какого-то психа с погребальной урной, который твердит, что там не его тётя, и что уж в чём, в чём, а в пепле он разбирается, то будьте покойны – в финале эта тётя восстанет из пепла в полный рост и окажется никакой не тётей, а самой натуральной Кузькиной матерью. У него все фильмы проходят под грифом «НЕ МОРГАЙ!» Моргнул – и всё, ты покойник, тебя сожрут демоны недоумения, и никакой Доктор тебя не спасёт, потому что, моргнув, ты пропустил самое важное. Read more...Collapse )

Jan. 22nd, 2015

Меня иногда спрашивают: есть ли у тебя какое-нибудь кино, которое вот прямо про тебя?
Есть, ага. Вчера смотрела аж до двух часов ночи.

«Взрослые дети». Господи, как же я люблю эту фантастику шестидесятых! Куча примет времени, которые можно черпать оттуда горстями. И нежнейшая при всей своей слоновьей неуклюжести самоирония. «Почему ты весь в помаде? Кто тебя целовал?» - «А, это парторг!» - «Ну, видно, да…. Несмываемая». Влюблённые обнимаются посреди безлюдного московского рая, гулкие улицы, жёлтые фонари, теплая вечерняя безмятежность… Парень на велосипеде дразнит их, свистя в два пальца, они нехотя друг от друга отвлекаются: «Да, Москва действительно перенаселена!»

А противный мелкий Толик в колясочке – это я. Это моя мама, в девятнадцать лет забравшая папу из общежития, не умела варить суп и гладить брюки, и это моего папу это совершенно не раздражало. Это мой папа плюхался в дедушкино кресло, пил из его чаши, поставил однажды в рассеянности мой горшок на обеденный стол – хорошо хоть вынес перед этим – и был на дружеской ноге со всеми дворовыми пацанами, и днём и ночью не расставался с мотоциклом, голос которого я потом узнавала посреди тысяч и тысяч городских шумов… И это я орала ночами, конфискованная бабкой с дедом у родителей, и засыпала под песню про долины и «подвзгорья», и, живя с младенчества в двух мирах, тихо раздваивалась между привязанностью к напольным вазам в цветочек и благоговением перед страшнючими минималистскими конструкциями, уставленными безголовыми статуэтками. И это я уже позже, уже за пределами фильма, сидела в компании плюшевых зайцев на полу возле ножки стола, слушала, как бабушка с дедушкой, не смущаясь моим присутствием, громогласно не ставят моих родителей в грош как родителей, и снисходительно думала: отсталый элемент! знали бы вы столько про динозавров, сколько знает мой папа!

vzroslyie-deti
Вспомнилось, как одну мою знакомую, когда она была ещё в младенческих летах, впервые привезли в деревню. И как она бродила по двору, пошатываясь, качая отяжелевшей от информации головой и цепляясь за бабушкину руку, как за тормоз, который в случае чего всегда можно рвануть на себя, вернуться на родную планету и вспоминать увиденное, как упоительный сон.

Уже практически в сумерках она увидела козу.
- Ой. Собацка.
- Нет, солнышко, это не собачка.
- Куица?
- И не курица. Это….

На этом месте моя знакомая быстро приложила руку ко рту склонившейся над ней бабушки и принудительно остановила загрузку:
- Нет. СЕГОДНЯ это куица.

Мозг, до тошноты пресыщенный лингвистическими инновациями, воспротивился, интуитивно поняв, что ещё один файл – и случится катастрофа.

сканирование0001
Дороти Сейерс
Как юный лорд Пuтер стал клиентом Шерлока Холмса

Перевод О. Попова
(Опубликовано в сборнике «Только не дворецкий: золотой век британского детектива)

В нашем доме имя Шерлока Холмса звучало еще задолго до того, как доктор Ватсон прославил его на весь мир. Мало того, что Реджинальд Месгрейв приходился нам дальним родственником, - мой отец еще и занимал незначительный пост в правительстве, когда лорд Холдхерст руководил военным министерством; таким образом, его коснулись треволнения, сопровождавшие кражу и счастливое возвращение Морского договора. Я родился в 1890 году, слишком поздно, чтобы разделить горе моих родителей, вызванное мнимой трагедией у Рейхенбахского водопада в 91-м; но я уже помню, как отец пришел однажды вечером, чтобы радостно объявить матери: "Добрые вести, Онория! Шерлок Холмс жив и вернулся в Лондон!" О его подвигах мне рассказывали на ночь, и со временем я сам стал читать записки доктора Ватсона о характере и методах его необыкновенного друга.

И потому я могу с гордостью заявить, что однажды встретился с Шерлоком Холмсом и даже был его клиентом. Мне шел тогда восьмой год, и поводом, по которому я обратился к нему, стало исчезновение в нашем доме на Кэвендиш-сквер черного котенка по имени Сенека. Обстоятельства были несколько таинственными. Котенка последний раз видели в детской спальне, в которую можно войти только через комнату для игр, а там мы все завтракали с няней и гувернанткой. Мы заметили, что Сенека не явился к своему обычному блюдечку молока, и вскоре отправились на поиски. Но его нигде не было. Никто не входил в детскую спальню, кроме горничной, которая подтвердила, что котенка не видела, хотя тщательно прибрала комнату. Он не мог выбраться из окна, надежно затянутого проволочной сеткой. Полный обыск дома не дал результатов. Взрослые, как это им свойственно, сказали: "Ничего, сам найдется"; но мы, дети, сильно подозревали горничную (которая не любила кошек) в похищении и убийстве.

Уже близился вечер, когда, после всевозможных приключений, я появился в доме 221-б по Бейкер-стрит. Не знаю, что подвигло добродетельную миссис Хадсон впустить меня: мой нежный возраст, льняные волосы или расстроенный вид. Вряд ли это был мой титул, ибо на той лестнице, по которой несли свои беды столько коронованных особ, на младших сыновей герцогов должны были смотреть как на серебро во дни Соломона. Но она впустила меня, и я увидел великого человека - при трубке, скрипке, халате и всем остальном – сидящим у огня в компании доктора Ватсона .

Он тепло приветствовал меня, сказав: "Чем я могу вам помочь, мой юный друг?" Я скромно предположил, что он сам захочет ответить на этот вопрос. Холмс рассмеялся и сказал: "Я не настолько всезнающ, как утверждает вот этот джентльмен. Кроме очевидных фактов, что вы обеспокоены, ваши родители выписывают "Стрэнд" и вы поспешно покинули дом, не спросившись у них, я ничего о вас не знаю", Несколько смущенный этими выводами (так как я не осмелился надеть ботинки и уличное платье, боясь, что меня хватятся), я изложил ему свою проблему. "В дымоход вы, конечно, заглянули", - сказал он. "О да, сэр", - сказал я. "И никто не входил в детскую спальню, кроме горничной?" - "Никто, сэр". "В таком случае, - сказал он, - возможно, что вашего четвероногого друга случайно заправили в одну из кроватей", Представшая моему воображению картина удушья настолько потрясла меня, что я залился недостойными мужчины слезами; доктор Ватсон немедленно заверил меня, что столь маленькому животному нужно совсем немного воздуха. Но он добавил, что стоит избежать дальнейшего промедления, и в самой дружеской манере предложил проводить меня домой в хэнсомском кэбе.

Мы приехали как раз вовремя, чтобы успокоить домашних, уже собиравшихся искать меня с полицией, и, поспешно направившись в детскую спальню, нашли бедного Сенеку, придавленного, но совершенно невредимого, спящим под моим матрасом, в точности как сказал мистер Холмс. Мне приятно вспомнить, что я послал своему благодетелю благодарственное письмо и все содержимое своей копилки - около двух шиллингов девяти пенсов, большую сумму по тем временам - и что он с непревзойденным тактом принял эту плату, подтвердив ее собственноручно подписанной квитанцией "За оказанные профессиональные услуги", которую я храню по сей день. Если мистер Холмс сейчас слышит меня, я бы хотел, поздравляя его со столетним юбилеем, поблагодарить его за доброту к маленькому мальчику, который с тех пор старается, в меру своих скромных сил, идти по его стопам.

May. 3rd, 2012

- Какой был раньше ангелочек хороший, - говорит Егорьева мама про Егория. – А теперь прямо не знаю, что такое… архистратиг какой-то.
- Как я устала от этого религиозного дискурса, - говорит Егорьева бабушка про Егорьеву маму. – Забивает ребёнку голову бог знает, чем…. Архистратиг… Слово-то какое, да? Хомяк он упрямый, а не архистратиг!

В последнее время у них постоянные разногласия по поводу того, какими именно из богатств, выработанных человечеством, в первую очередь следует забивать взрослеющую Егорьеву память. Мама настаивает на духовно-нравственных, а бабушка – на практически-прикладных. Егорий, по-моему, относится и к тем, и к другим с мрачноватой покорностью астронавта, попавшего в распоряжение двух инопланетных шаманов, каждый из которых камлает о чём-то своём, глубоко личном, а потом заставляет его в точности повторять эту их инопланетянскую тарабарщину.

В пику бабушке мама полюбила водить его с собой в церковь. Ему там тоже нравится. Он ведёт себя там, как заправская бабка: шастает повсюду с хмурым ревизорским лицом, подбирает с пола бумажки, пытается дотянуться до напольных подсвечников, чтобы выбросить огарки, и всё время стремится заглянуть за оклад какой-нибудь иконы, но что надеется там найти – не говорит. Другие бабки чуют конкуренцию и пытаются потихоньку его шпынять, но у этого Егория богатейший опыт по части укрощения именно таких драконов. В последнее время они, говорят, стали гладить его по головке и называть ангелом.

А недавно мама решила показать батюшке, как Егор умеет молиться. Егор не стал спорить, чётким архистратигическим шагом прошёл в глубину храма, к иконе Спасителя и, наставительно потрясая перед Ним указательным пальцем, сказал:

- Действуй здраво –
Сперва влево посмотри,
А потом направо!

После чего сделал «налево, кругом» и вернулся к батюшке. Батюшка же, судя по маминым словам, очень обрадовался, погладил архистратига по рыжей хомячьей шёрстке и сказал: «Умница, деточка. Напоминай Ему, напоминай…»

Tags:

Apr. 24th, 2012

Всё-таки пилотная серия к «Шерлоку» невозможно хороша.

Да, набросок, черновик, обрывок рукописи. С помарками, с кляксами, с наспех подтёртыми ластиком линиями. Характеры ещё толком не живут, а только прощупываются, контурами проступают сквозь полупрозрачную кальку, какой раньше прокладывались старые гравюры в старых альбомах. И Зазеркалье пока ещё прячется по углам – нет ощущения того безумного, хрустального двоемирья со слишком чёткими очертаниями для того, чтобы быть призраком или вымыслом. Зато очень отчётливо видно, как замысел превращается в образ и сюжет. А это завораживает и увлекает не меньше, чем странствие по Зазеркалью.

И, как всегда бывает с черновиками, там есть идеи и эпизоды, которых безумно жаль. Да, Шерлок ещё не тот – очертания смазаны, недорисованы, расплывчаты; он ещё слишком открыт, слишком человечен, слишком прост – и бог мой, как он хорош в этой простоте и незавершённости, как он на диво, по-хорошему каноничен! Ах, если бы ту открытость наложить на новую замкнутость, ту неуверенность – на новую твёрдость, ту улыбку – на новую гримасу…. какая бы, чёрт возьми, получилась потрясающая, объёмная картина! Как жаль, что в окончательной версии авторы свели к минимуму эту очаровательную мальчишескую непосредственность и заменили её каменными скулами и поднятым воротником. Скулы и воротник никуда бы не делись, ей-богу! Но как этому новому Шерлоку не хватает уязвимости и незащищённости – не подтекстовой и не скрытой в глубинах подсознания, а настоящей, естественной, живой… А так он всё-таки, ну, ей-богу, слишком крут. Даже странно, почему он всё-таки не улетел в последней серии.

Вот эту сцену всем особенно жалко – и поделом. Здесь он не тупит полфильма, размышляя, кто же этот неведомый и невидимый убийца, а вычисляет его мигом, ещё раньше зрителей, а потом, сидя в кафе, рассказывает Джону сказку – именно с той интонацией, с какой их рассказывают маленьким детям. И мы видим, что сказочник сам заворожен тем, что говорит, потому что знает: ещё миг – и он очутится внутри сказки, и она подчинится ему беспрекословно, потому что он в ней – главный маг и главный герой, вершитель судеб и двигатель действия. И сколько сдержанного восторга и детского, счастливого азарта в его лице, когда он это предвкушает!

И далее – блистательная сцена с разыгрыванием пьяного; а потом вдруг маг оказывается вовсе не магом, а обманутым мальчиком, которого похищает злодей, в свою очередь считающий себя главным героем сказки. И никаких утомительных наворотов, надуманных сложностей, отсылок и ответвлений сюжета – всё просто, страшно, сказочно и убедительно, как в Каноне. И Джон, который понимает, что что-то пошло не так в то время как его убеждают – всё хорошо, всё нормально, всё так и задумано… И эта его внезапная прозорливость, и страх, и мгновенная решимость рискнуть жизнью ради человека, с которым он познакомился несколько часов назад – как хотите, но ЗДЕСЬ это сделано убедительнее, чем в окончательном варианте.

Одним словом, нравится мне этот «пилот».

Profile

бодрость
christa_eselin
Сестра Нибенимеда

Latest Month

March 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Katy Towell