?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: космос

Первая серия нового сезона "Доктора Кто". Само собой, я и не ждала, что это будет хорошо, и ожидания мои оправдались – это совсем не хорошо, зато сказочно, непредсказуемо прекрасно. Не то чтобы спойлеры, но....Collapse )

Apr. 13th, 2014

День Космонавтики прошёл, как водится, на ура. Правда, прокатиться на конке так и не удалось, но уже одного того, что я её видела живьём, хватит мне на ближайшую парочку световых лет. Вообще, для меня символ счастья – это когда идёшь утром по гулкой со сна улице и сквозь синь и позолоту, сквозь ещё сонные, но уже сгущающиеся космические шумы слышишь дальнее бряканье трамвайных позывных. Он не просто где-то там ходит, этот трамвай, он как тот сторож из "Лампы Аладдина", который ходит и гремит колотушкой, извещая, что на этой орбите пока ещё всё спокойно.

**
А ещё вчера отовсюду пели про «рокот космодрома». Странно, ведь эта песня закрыла космическую эру, поставила в ней точку: Космос – ледяная синева, космическая музыка на самом деле никому не слышна, это такой штамп, оборот речи, как, кстати, и риск и мужество в этом контексте. А единственное, что по-настоящему важно – это трава у родного дома…. Он сказал «проехали» и махнул рукой… Ничего не осталось от смешной задушевности «заправленных в планшеты космических карт» с этим дивным, дурацким, разгильдяйским посвистыванием за кадром (вот, вот она, космическая музыка, как она есть!). Там ведь тоже: да, земля нас ждёт, да, она нам милей всего, но... пусть подождёт, пусть ещё полчасика не зовёт нас домой обедать, мы ведь только-только разыгрались!... От этой песни душа разгильдяйски свистит, фыркает и расправляет слежавшиеся перья, а от «Космодрома» остаётся только навязчиво вертящаяся в голове пластинка. Как сказал бы Грин «дёргает душу, не разделяя её»… Что-то я стала часто его цитировать.

**

Разговаривали с 5x6venik об имперском и местечковом сознании. «Имперский» персонаж, как ни крути, ощущает ответственность за всё, что его окружает в пределах его империи; насколько же широки эти пределы, в свою очередь зависит от пресловутого сознания. Поэтому канонный Шерлок Холмс помогает всякому, кто к нему приходит, сохраняя при этом должную внутреннюю независимость от всех и от вся. Для современного же Шерлока по-настоящему важен лишь ближний круг, его собственная маленькая деревня, куда он однажды по неосторожности забрёл и откуда его теперь нипочём не выпустят, как бы он ни пытался дать дёру: в гробу ли, на самолёте или с помощью иных средств передвижения. Это такой город Зеро, куда он всё время обречён возвращаться.

**
Кстати, поняла, что именно меня цепляет в «отношениях» применительно к Холмсу и Ватсону.
Вот этот момент «раскрытия окон».

Человек ведь на самом деле не меняется, просто на протяжении жизни одни его окна распахиваются, а другие затворяются; какие-то остаются наполовину приоткрытыми, какие-то наглухо задраиваются и заколачиваются досками... Но всё равно все они ЕСТЬ, и вся штука в том, чтобы уловить момент и вовремя открыть то, что нужно открыть, и закрыть то, что уже никак нельзя держать распахнутым.

Занятно наблюдать, как в разных экранизациях Холмс помогает Ватсону открыть те окна, которые тот без него вообще бы не нашёл. Какие там окна? Стена и стена, ни щёлочки, ни просвета.
Или заподозрил бы, но так и не решился распечатать.
Или распечатал бы, но не открыл.
Или открыл, но сразу и захлопнул
Или открыл вообще не то, что следовало бы открыть.

Занятно наблюдать, как где-то – как, к примеру, в «Шерлоке» – Холмс выбивает щеколды ногой и безжалостно проветривает этот затхлый полуподвальчик, а где-то – как в фильме с Паниным – Ватсон сам плачет от радости, отыскав, наконец, отмычку для того самого окна, о которое он уже в кровь обломал все ногти, пытаясь его отворить.

Вот это, честно говоря, единственное, что меня занимает в контексте всех их тамошних дружб и преданностей. А всё прочее – увы, нет.
Нет, мусик, оно никак не отвязывается. Вот что ты с ним ни делай.

Опять СтарТрек, ага. Каждая вторая серия – абсолютно дурацкая, и каждая первая из них – абсолютно гениальная. Характерно, что они начинают давиться собственной многозначительностью даже не с первых реплик, а прямо с заглавий. «Пасынки Платона», э? Каково? И, главное, если бы тебе про то же самое показали какой-нибудь скорбный психологический триппер триллер, основанный на реальных событиях, ты бы весь истомился от чужих и собственных интеллектуальных судорог. Другое дело, когда тебе показывают колонию восхитительно-инфернальных инопланетных божков, которые заманивают к себе космических героев и начинают развлечения ради пытать их телекинезом и заставлять бегать на четвереньках, ржать по лошадиному, танцевать фламенко и петь трагическим голосом комические куплеты. Тут ты начинаешь нервничать, морщиться, ёрзать, чувствовать острую неловкость за сценариста, за ни в чём не повинных актёров, за ещё менее повинных персонажей и, как ни странно, – за самого себя.

Нет, не потому что ты сидишь, как дурак, и смотришь с напряжённым лицом всю эту муть. А потому, что ситуация-то - знакомая до очередного спазма под лопаткой. Ведь этаких пасынков кругом до чёрта, только успевай глядеть под ноги, чтобы не вляпаться. Как они изящно заманивают тебя к себе на планету уверениями, что без тебя погибнут и пропадут! Как благодарят за отзывчивость, как задаривают трогательными игрушками, как заглядывают тебе в лицо с застенчивой теплотой! А потом, когда ты, умилённый и в свою очередь исполненный тёплых чувств, пытаешься раскланяться и вернуться восвояси, они – раз! – и дёргают за нужную ниточку. А потом за вторую. И за третью. Как они успевают в такой короткий срок разглядеть если не все твои ниточки, то, по крайней мере, самые прочные и неотцепляемые? И вот ты уже пляшешь под их дудку фламенко, и поёшь трагическим голосом комические куплеты, и рыдаешь у них на груди, пока они гладят тебя по голове и покровительственно хихикают. Тебе стыдно, тебе неловко, ты совсем не собирался выворачиваться перед ними швами наружу и забавлять их своими радостями и скорбями. Но они знают, как всё это из тебя вытащить, и знают, как сделать так, чтобы ты от них никуда не ушёл.

Read more...Collapse )

May. 22nd, 2012

О коммуникативно-смысловых тонкостях в передаче совершенного и несовершенного вида русского глагола

 - Я не понял… А где деньги-то?
- Ну, как – где? Я потратила.
- Как – потратила?!  Ты в уме, или как?
- А чего?... Ты же сам сказал: возьми и потрать.
- Вот именно! Я тебе что сказал?
- Что?
- Возьми и потрать! Но я же не говорил: бери, вообще, и тра-ать, тра-а-ать!

 Живые и мёртвые

 Две соседки на скамейке. Очень старенькие

- Ой, такой сон сегодня приснился... Как будто приходит ко мне Ульянкин муж покойный и говорит…
- Это какой же Ульянкин муж?
- Ну, какой… Этот. Как его?... Василий.
- Василий! Окстись, голубушка моя! Василий! Типун тебе на язык! Василий жив-здоров, а ты – «покойный»! Какой он покойный, когда он живой?
- Ой. Правда. Живой. - Пауза. Потом с возмущением. -  А  чего ж он тогда приходил, раз живой?!

 Не плюй в колодец

ЕГОР.А что мы будем с мусором делать?
Я. Ну, как – что? В мусоропровод выбросим.
ЕГОР. Туда нельзя. Там крыса. Она злится, когда ей мусор на голову падает.
Я. Тогда на улицу отнесём, в контейнер.
ЕГОР. А что будет, когда в контейнере места не будет?
Я. Не знаю. Видимо, экологическая катастрофа. Надо будет придумывать, как от мусора избавляться… Может, будем отправлять в космос и там выбрасывать?
ЕГОР. Да ты что?! Замусорим весь космос, а как я потом туда полечу?! 

Вечером я сообщаю бабушке о планах Егора на будущее:
- Я думала, в наше время дети уже не собираются быть космонавтами. А вот Егор, по-моему…
- В первый раз слышу! – абсолютно серьёзно пугается бабушка - Всё. Так я знала. Нарочно скрывает, паразит.

Недавно конец света приснился. Ёлки. Даже просыпаться не хотелось.

Начиналось всё с обычной тучи на горизонте. Из окна библиотеки я увидела, как она тихо-тихо наползает на мир, отгораживая его от света, и, не думая ещё ни о чём другом, подумала о том, что, как всегда, забыла зонтик.  

А через минуту стало ясно, что всё в порядке, и зонтик не понадобится. 

Тьма приблизилась вплотную и оказалась никакой не грозой, а ночью. Из этой ночи не дунуло, нет – скорее мягко пахнуло чёрной ледяной пустотой. И с мира разом сорвало его неуверенную, призрачную майскую пышность, и он предстал, как есть – голый, ломкий, безмолвный, скованный ужасом и радостью ожидания.

А потом повалил снег. Громадные, невесомые, как пух, перламутровые хлопья, падающие из черноты и исчезающие, не успев коснуться земли. А потом и их не стало. Осталась только ночь. Только гулкий, глубоко дышащий ледяной Космос, бездонный, живой, полный шорохов, голосов и лунного света. Луна была небольшая, но яркая, как жемчуг; вокруг неё то и дело судорожными волнами разбегались безумной красоты разноцветные сполохи, но всё это почему-то совершенно не мешало тьме – напротив, только острее подчёркивало её абсолютность.  А я стояла на невесть откуда взявшемся узорном балкончике, прижимая к себе «Грамматику» Мёрфи, «Торговый дом под фирмою Домби и сын» тысяча восемьсот девяносто пятого года издания и ещё какую-то фигню, которую не успела расставить на полки, и смотрела в лицо этой дивной, чужой, всемирной ночи, не в силах двинуть ни рукой, ни ногой от страха и предвкушения. 

Холод был страшный и какой-то до изумления милосердный. Он не пронизывал и не терзал, а как бы мягко растворял тебя в себе, и было ясно, что ещё несколько секунд, и это случится. Что это – там, во сне, я знала твёрдо. А здесь, наяву – не знаю и не могу объяснить. Не смерть. Не жизнь. Не воскресение. Не преображение. А что-то, для чего ещё не придумали слов – и теперь уже точно не придумают за ненадобностью. И единственное, на что я надеялась, стоя на узорном балкончике посреди Космоса, - это на то, что увижу Его до того, как это случится. И чёрный свет и лунная тьма заполняли меня до краёв, и ужас и счастье не давали мне ни вздохнуть, ни двинуться, и вечность тихо-тихо придерживала меня за плечи, чтобы я не умерла от радости за полсекунды до того, как мне это положено будет сделать по расписанию. И я знала, что надежда меня не обманет, потому что на самом деле она не обманывает никогда. 

А что было дальше – не помню. Но почему-то уверена в том, что это что-то – было; просто помнить про это мне ещё нельзя; рано ещё, я ещё маленькая. 

А когда я проснулась, мир был светлым, прохладным и слегка помятым со сна, возле уха ровно, утешительно дышал будильник, а африканская соня Тоська качалась на занавесках, косилась на меня и бормотала: «друг Аркадий, друг Аркадий, не говори красиво, не говори красиво, не говори, не говори, не говори…»
- Сама заткнись, - нежно сказала я ей и целый день была абсолютно счастлива. 

Расскажите мне – а у вас бывают страшные сны, после которых вы целый день чувствуете себя счастливыми? Не потому, что всё это оказалось сном, и вы в нужный момент умудрились проснуться, а…. ну, вы понимаете, почему.

Profile

бодрость
christa_eselin
Сестра Нибенимеда

Latest Month

March 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Katy Towell