Category: недвижимость

Category was added automatically. Read all entries about "недвижимость".

дворик

(no subject)

- А у вас тут, между прочим, до фига конструктивизма, - сказала, мельком глянув на мой район, 5x6venik.
- Круто, а чой-та? – интеллигентно спросила я, рассчитывая на краткую фактографическую справку обобщающего характера. На следующий день 5x6venik приволокла мне «Энциклопедию московского авангарда» в тысячу с лишним страниц, напечатанную убористым почерком. Жорж Данден, ты знал, у кого спросить.

И теперь я хожу по своему району,Collapse )
Надо только придумать, как умаслить привратника, чтобы он нас туда пропускал, невзирая на наше худородство.
бодрость

(no subject)

Теперь я знаю, зачем человеку нужен нервный срыв.
После него так долго и с таким трудом расхлёбываешь последствия, что напрочь забываешь о том, из-за чего он, собственно, у тебя случился.

Взрослые – несчастные люди. Нервный срыв в их исполнении, как правило, гадок, постыден и неубедителен. Это потому, что из-за отсутствия регулярных тренировок мы просто утрачиваем навыки. Положим, дети в этом жанре тоже бывают далеки от совершенства и склонны к переигрыванием и злоупотреблениям, но это зависит от того, используют они этот дар во благо или во зло. Две моих нежнейших приятельницы добились права на нервный срыв в тяжёлой многолетней борьбе с консервативными родителями и теперь пользуются этим правом редко, но с неизменной для себя выгодой.

Как люди опытные, они с пониманием относятся и к чужим слабостям в этом роде. Пока мы с мамой одной из них сидим за столом и утешаемся клубничным вареньем и самобичеванием, они благоразумно не лезут нам на глаза, а тихо, вполголоса, разглядывают мои новые игрушки из набора для кукольного дома.
- Смотри, смотри, а у серванта что – дверь открывается?
- Ты что, не видишь? Она не открывается, а отрывается. Поставь на место, не трогай! Весь сервиз расколотишь.
- А почему «сер-вант» и «сер-виз», а не наоборот?
- А как наоборот?
- Ой! Правда… Наоборот точно так же получается… Это нарочно, да? Потому что сер-виз стоит в сер-ванте? И живёт тут какой-нибудь «сер»?
- Не «сер», а «сэр».
- Без тебя знаю…. А, кстати, где он?
- На работу пошёл, наверное.
- Разве сэры работают? Они же богатые!
- Не все богатые. Этот, смотри, – бедный. Видишь, у него даже мебели почти нет. И комнатка всего одна, ма-аленькая… Тётя Таня говорит – может быть, он вообще в коммуналке живёт.
- А коммуналка – это что?
- Не знаю. Такой дом для бедных… Вот он там живёт, потому что сам бедный.
- А может, и не бедный! Откуда ты знаешь? Мебели у него мало, потому что она не сразу вся продаётся, а каждую неделю по кусочку. Сперва сервант, потом кровать…. Я ванну уже видела, в коробочке. Тётя Таня купит ванну?
- Не знаю. А где он тут будет мыться? Комната-то одна.
- Тётя Таня говорит – он занавеску повесит. Только непонятно, зачем занавеска. Тут же никого нет, только мышь, и больше никого.
- Ну, и что? Джентльмен не может мыться при даме, даже если эта дама – мышь. Конечно, он повесит занавеску… А вот сюда кровать поставит… Только непонятно, где он будет переодеваться на ночь? Тоже за той же занавеской?
- Чтобы от мыши не было неприлично?
- Ну, да. Конечно. А ты как думала?

Я слушаю, и мне наконец-то становится по-настоящему стыдно.
Как я могу позволять себе какие-то дурацкие нервные срывы посреди тихого уютного благополучия? И это в то время, как буквально у меня под боком в крохотном полуподвальчике ютится бедный гордый джентльмен, нищий, как его собственная мышь, но при этом ни на секунду не теряющий присутствия духа. По утрам он спешит на службу, где ему платят какие-то гроши, вечером прилаживает отвалившуюся дверцу к старому обшарпанному серванту, доедает на ужин вчерашний обед, не забыв отложить немного для мыши, затем моется за вытертой плюшевой занавеской, подкладывает под сломанную ножку кровати томик Бёрнса и засыпает под убогим льняным одеяльцем с тихой, гордой улыбкой на осунувшемся лице… В присутствии мыши он не может позволить себе раскиснуть и проявить хоть какую-нибудь слабость. А я…

Боже мой! Какой укор для моей постыдной распущенности!

Немедленно покупаю ему ванну и начинаю новую жизнь.
Курсистка

(no subject)

Когда в тёмном окне какого-нибудь дома отражается освещённое окно дома напротив, и всё это отражается в твоих собственных очках, забрызганных тёплым и мутным, как остывший чай, дождём – мир преображается, превращаясь в гранёную чешскую бусину, и ты стоишь среди растекающихся радужных бликов и не знаешь, как выбраться наружу.

Когда-то такая бусина была у моей младшей сестры, и я люто ей завидовала по этому поводу. Сам Сальери обзавидовался бы мне, если бы узнал, что я умею завидовать такой чистой, незамутнённой, всепоглощающей завистью. Чтобы как-то вернуть равновесие себе и окружающему миру я, как и всякий другой бы на моём месте, пришла к выводу, что бусину надо спереть. Это было первый, но отнюдь не последний мой опыт в освоении увлекательной воровской профессии. Не помню, как именно я это сделала, но ярко помню ощущение острого, колючего, преступного счастья в крепко стиснутом кулаке.

На следующий день бусина бесследно исчезла из моей шкатулки с драгоценностями, и больше я её не видела.

Почему-то это меня почти не удивило и не расстроило. Сестра, по-видимому, тоже не расстроилась, так и не заметив её исчезновения из своей собственной сокровищницы. Впрочем, возможно, она и заметила, но в свои четыре с половиной года уже понимала, что в жизни есть ложные ценности в виде фантиков, бусин и пуговиц с маминых туфель, а есть – истинные в виде, допустим, права запрягать старшую сестру в упряжку из подушек и кататься на ней по коридору в коммуналке. Понятно, что при таком выборе любой бы предпочёл скорее отказаться от ложных ценностей, чем от истинных

А меня с тех пор неизменно завораживают чешские хрустальные бусы, но Дедушка Фрейд так ни разу и не позволил мне завести у себя хотя бы одну, самую короткую и скромную ниточку. Даже когда я была в Праге и робко тянулась к какому-нибудь немыслимой красоты хрустальному лотку, заваленному разноцветными гранёными ягодами на нитках, - не затем, чтобы украсть, о нет! – только чтобы прицениться! - Дедушка Фрейд незамедлительно появлялся из радужного сияния и чувствительно хлопал меня по пальцам невидимой линейкой.

Из-за всего этого у меня так никогда и не было чешских хрустальных бус. Но я поняла, как обмануть Дедушку Фрейда, и купила себе чешские хрустальны чётки. Против них он тоже некоторое время возражал, но потом смирился.