?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

Ездила в отдалённый район, полный дикорастущих пятиэтажек и прекрасных немногословных аборигенов. Заблудившимся путникам там не рады. Возможно, сказывается какой-то древний исторический опыт.

- Мужчина, что вы давите на кнопку? Звонок вообще-то не для вас!
- Простите, это автошкола?
- Какая ещё автошкола? Это центр интеллектуального развития молодёжи!
- Да нет же, должна быть автошкола! Вот, у вас тут, над дверью написано....
- Мужчина! Я понятия не имею, что у нас тут над дверью написано!...

...А вот мне как раз нужна не автошкола, а местная жилконтора. По добытому мною адресу её нет как нет, но мы же не агностики, в конце концов.
- Есть, есть! – говорит возникший на моём пути ангел в гриме и костюме дворника. – Во-он тот подъезд.
- Это точно она? А.... вывеска где?
- Нету вывески! И домофона нету. Надо ждать, когда кто-нибудь выйдет, а так не войдёшь....
Из полуподвальной дверцы высовывается рука, манит к себе моего спасителя, и через минуту из глубин полуподвала доносится: «Зачем ты разговариваешь? Кто тебя просил?» - «А если спрашивают?..» - «Мало ли, что спрашивают! Они спрашивают, а ты не разговаривай! Разве это твоя работа – разговаривать?!»

В таких районах всегда есть сакральные места, о которых не надо знать пришельцам. Тамошняя жилконтора и есть такое место. Изнутри она вся выложена мрамором, и там ходят безмолвные жрецы, погружённые в медитацию и унизанные перстнями.

***
Два мелких пацанёнка, по виду не крупнее второклашек, идут домой из школы. Одни, без взрослых. Редкое зрелище в наши дни.
На переправе через лужу один роняет мешок со сменной обувью. И.… нет всё-таки этот народ – другая планета; ну, кто бы из нас, нынешних, откликнулся на такое событие ликованием и прыжками с разбрызгиванием во все стороны пузырчатой, как газировка, весенней воды.
Истекающий влагой мешок извлекается наружу, и его печальный облик вызывает у этих двоих новую бурю бессердечного восторга. Ещё один мелкий товарищ, конвоируемый бабушкой, косится на них с неприкрытым неудовольствием и скрытой завистью – а потом тихо, как бы случайно спускает верёвку собственного мешка и тащит его по воде, как кораблик, делая вид, что сам того не замечает.

***
Днём шла к метро, а навстречу мне толпами шли счастливые просветлённые люди, просто какая-то бхагавад-гита на выезде. Молодёжь с яркими, как от поцелуев, губами, дамы с томной размазанной помадой, какие-то интеллигентные вурдалаки со стыдливой сытостью в глазах и блестящей каплей крови на подбородке.... И все почему-то облизывались - все как один. И только на углу улицы всё стало понятно. Там стоял мужик в заляпанном алым фартуке и торговал карельским вареньем. По обе стороны от него, в окружении банок и баночек стояли исходящие райской сладостью бочонки, и он черпал из этих бочонков громадными, как братины, пластмассовыми ложками, и кормил всех, без разбору чинов и званий, и тут же наливал из самовара остывшего чая, а потом перебирал банки со скоростью уличного напёрсточника, выхватывая из общей груды то малину, то вишню, то карельский фрукт ананас, то амброзию чистую с нЕктаром сладким. И хотите верьте, хотите нет, а я самолично видела, как из-за туч украдкой высунулось солнце, обмакнуло луч в одну из банок и тут же спряталось обратно за тучу, чтобы там без помех его облизать.

Feb. 18th, 2019

Вчера утром забегал март, сказал, что февраль лежит пьяный и до обеда точно не встанет. Мы с подругой обрадовались, чмокнули его в свеженькую ледяную щёчку и поехали в Дунино к Пришвину. По пути, правда, нас догнал МЧС и сделал штормовое предупреждение с занесением, но было уже поздно, мы уже спускались в овраг по ужасно скользкой лестнице и только на середине её обнаружили, что никакая это не лестница, а тень от ближайшего забора.

Гуляли по лесу, как по фарфоровой обливной тарелке, расписанной кобальтом и золотом. Стояли на мосту, обнимались со снеговиком, черпали сапогами ощущение весны. Пришвина, конечно же, дома не было – МЧС всегда заранее предупреждает его о приближении экскурсии, чтобы он успел ретироваться. Зато экскурсоводы у него – сущий праздник, они вообще такие в домах-музеях, они там как члены семьи. Публикуют мемуары, претворяют сплетни в апокрифы и гимны, начищают посуду до нежного потустороннего сияния, взбивают подушки, выключают на ночь свет и мелко крестят невидимых хозяев, чтобы тем лучше спалось. А собакам их говорят: тсс, вот вам косточка и помалкивайте. И так хорошо смотреть на сегодняшний мир из окон того, ушедшего – как раз с этого-то ракурса он выглядит и объёмнее, и светлее. и осмысленнее, чем если смотреть на него в упор и вынуждать смущаться и что-то такое из себя корчить.

А сегодня утром март опять прибежал и сказал, что февраль пока выйти на работу не может, вот его объяснительная. Похоже, они просто договорились и делят день, работая каждый на полставки.

***
Комиссионный магазин «Мечта», Если не ошибаюсь, на Чистых Прудах. Можно сдать туда детскую мечту, из которой давно вырос, можно старую мечту юности, сто раз перелицованную, вылинявшую, в наивный розовый цветочек. Можно просто утратившую актуальность в этом сезоне или внезапно оказавшуюся не по плечу. А можно, за ненадобностью, уже сбывшуюся – сбывшуюся у вас оторвут с руками, поскольку это исключительный дефицит.

Покупать там надо аккуратно – как и везде, вам первым делом будут навязывать что-нибудь несбыточное или быстрорастворимое. Есть мнение, что хрустальные мечты покупать нельзя, якобы они разбиваются раньше, чем сбываются. Но на самом деле это чушь, хрустальные могут быть не менее прочными, чем золотые, тут всё зависит от производителя. Вообще, это очень интересный магазин: тут есть и кондитерский отдел, и даже зоологический. А при зоологическом - маленький ветеринарный кабинет, где одним мечтам за дополнительную плату пришивают крылья, а другим – купируют хвосты.

Feb. 13th, 2019

Молчите. Я сама знаю, что обменивать редкую куклу Effanbee конца сороковых, дивную, дивную малютку в макияже тех лет, губки бантиком, кудри волной, платье вот-вот превратится в дым, на самых стройных в мире ножках – родные рассохшиеся туфельки и почти никакого кракелюра.... Обменять ТАКОЕ – на вот это расфуфыренное китайское великолепие....

Сама знаю, что тот, кто так делает – тот дура. И даю вам слово, что действительно отрывала малютку от сердца. Но мысль о том, что я могу запросто, одним махом, осчастливить танцующего вокруг неё и сияющего восторгом и алчностью Настоящего Коллекционера, который, оказывается, мечтал о ней, вот именно о ней, с тех пор как увидел то ли во сне, то ли в американском каталоге....

Знаю, знаю. Коллекционеры как дети. Хуже детей. Не отстанут, пока не заставят тебя выменять настоящий нож фирмы Барлоу на фантик из-под жвачки.

И вот теперь у меня сидит и таращит бездумные глаза Сферическая Кукла. Кукла в вакууме. Уверена, что именно так должна выглядеть Кукла Вообще, некая условно-волшебная кукольная матрица. Кажется, примерно таких идеальных девочек рисовал когда-то художник Тюбик, справедливо называя это халтурой. Я бы тоже так её назвала, отличное имя, практически греческое, но, во-первых, она всё-таки довольно тщательно сделана, а во-вторых, по паспорту у неё другое имя – Гедда. Не передать, до чего не идёт этому сахарному прянику это диковатое, увесистое, всё из острых ледышек имя, но что делать, жизнь вообще состоит из противоречий. Убеждаю себя в том, что что-то есть в этой незамутнённой палево-розовой первозданности. Как в только что сотворённой Еве, которую на всякий случай сотворили в венецианских кружевах и с приклеенным к шее ожерельем...

Ничего. Придёт время, пооботрётся и тоже станет антикварной, а пока пусть немножко поблаженствует в неведении, ей оно так к лицу. Гораздо больше, между прочим, чем ожерелье.

25127431f61f
- Жара,- говорю я себе.- Ужас. Главное, так рано началось, блин.
- Тепло, - говорит мне мой Внутренний Лакировщик. – Благодать. Главное, так рано началось, да?

Я не знаю, кто там квартируется у вас, а у меня – он. В благодарность за приют он мажет мне стёкла очков розовым лаком, иногда даже с блёстками.

В детстве он был лучше. В детстве он берёг меня от стрессов и учил уму-разуму.

Помню, как однажды меня до икоты напугала Read more...Collapse )
Подруга рассказывала, как ссорится её знакомая пара.

Скандалы проходят в мёртвой нетронутой тишине, в которую нежно вплетается шуршание липких от тяжёлых раздумий и грейпфрутового сока клавиш. Супруги ссорятся бурно, едко и исключительно эпистолярно. Фактически как Иван Грозный с князем Курбским - сидят в разных комнатах, плачут и пишут друг другу е-мейлы. Потому что он – американец, а она – русская. Для обычной бытовой коммуникации им слов хватает, а для настоящей, красивой эпической ссоры – пока ещё нет. Поэтому, в отличие от Ивана Грозного с князем Курбским, они ссорятся через переводчика.

В качестве переводчика, разумеется, приглашается Гугл.

Он всякий раз бледнеет, отнекивается, но потом сдаётся. По ходу дела он сначала пытается смягчить ситуацию путём выбора наиболее нейтральных эвфемизмов, но быстро запутывается, сбивается на привычный бессвязный лепет и, наконец заразившись взаимной агрессией собеседников, начинает говорить такое, что они в свою очередь пугаются, отключают компы и, приблизившись к разделяющей их двери, прислушиваются к биению сердец и учащённому дыханию друг друга. Потом опять садятся за столы и опять берут в оборот несчастного Гугла.

К исходу дня все трое находятся в состоянии тихой умиротворяющей истерики. Гугл плачет, выдаёт на экране стрекозябры, страницами цитирует из настоящей переписки Ивана Грозного с князем Курбским, с ходу переводя её на все малоизвестные ему языки и завершая каждую строчку сатанински хохочущими смайликами. Потом кричит, что он Переводчик, а не Психоаналитик, витиевато, хотя и с акцентом матерится и просит отключить его от сети навсегда.

К полуночи все трое успокаиваются, пускают по кругу трубку мира и чашу огненной воды, потом дружно отключаются от сети и идут спать. Наутро супруги выглядят утомлёнными, пристыженными и очень счастливыми. У Гугла жестокая мигрень, депрессия, звон в ушах и сознание выполненного долга. Впрочем, к обеду всё налаживается, и в доме сгущается обычная предгрозовая тишина. Все трое капают себе валерьянку в огненную воду, тихо улыбаются и с надеждой поглядывают на горизонт.
У меня чудовищно плохая память на лица.
Это такая профессиональная болезнь. Библиотекари запоминают людей не по лицам, а по номерам читательских билетов или по обложкам наиболее часто спрашиваемых ими книг. А если у человека ни того, ни другого нет, то и вовсе не запоминают.
Поэтому я иногда здороваюсь на улице с первыми встречными. Не со всеми подряд, а с теми, про которых думаю, что теоретически они могли оказаться в числе моих знакомых. Они, как правило, не удивляются, здороваются в ответ и идут по своим делам.
А я смотрю вслед тому, с кем поздоровалась, и думаю: нет, но откуда-то я всё равно этого типа знаю! Иначе с чего бы мне с ним, спрашивается, здороваться? А потом думаю: а может, мне с ним только предстоит познакомиться в будущем, потому-то я его и помню?

А ещё у меня ночью по квартире кто-то ходит.
Не домовой, определённо. У домового лапки маленькие, птичьи, он ими: цок-цок-цок по паркету…. Пробежит – и непонятно: то ли он, то ли мышь. А это такие тяжёлые, размеренные, полновесные шаги - так ходят только немолодые грузноваты люди с одышкой и с тягостными раздумьями о судьбах родины. Долго ходит. Туда пройдёт по коридору, сюда… А я лежу и думаю: и чего ходит? Может, диссертацию пишет или статью какую в журнал? Так сказал бы, какая тема, я бы ему из библиотеки книг принесла…А потом думаю: нет, пусть уж лучше молчит. А то как начнёт свою тему пересказывать – это вообще до утра, а мне к девяти на работу… И потом, как с него эти книги потом требовать? – тоже непонятно. Нет, правда, уж пусть лучше ходит и помалкивает.

Или вот ещё: я иногда дома книгу из шкафа достаю – не библиотечную книгу, свою – открываю, а она табаком пахнет! А у нас дома никто не курит. Может быть, мышь курит, я её ночью не вижу и не знаю, что она там по ночам делает, но если бы это была мышь, она бы не удержалась и корешок немножко подгрызла. А тут корешок целый, а от страниц табачищем разит – просто что-то невозможное…. Была бы книга библиотечная, я бы по формуляру нашла, какая зараза её так прокурила. А тут как найдёшь? Не хватало ещё, чтобы они начали мои книги на самокрутки пускать! Тогда вообще убью, кто бы они ни были... Хотя нет, они не будут. Они, хоть и свиньи, но всё-таки чувствуется – интеллигенция.

С этим пространственно-временным континуумом прямо беда.
Раньше, когда я какого-нибудь Чехова или Горького читала, то думала: ну, надо же, как оно тогда было, а? А сейчас читаю и думаю: ёлки, милые мои, хорошие люди, как мне же с вами погано-то! – иногда прямо глаза бы не глядели, а никуда от вас не денешься… Да и вам со мной, наверное, не легче. И за что мы только так друг друга любим?.. И всё вижу до обморочной какой-то отчётливости: пятно на дешёвеньких полосатых обоях, сбитую плюшевую скатерть с бахромой, самовар такой, немножко помятый, с белым, чуть покосившимся чайничком наверху, часы настенные с такой длинной разветвлённой трещиной на корпусе… Всё, чего нет в тексте, но что обязательно там есть. Жутко странное чувство. Как будто не в книгу смотришь, а подглядываешь в чьё-то окно.

Или ещё бывает - смотришь фильм «Ленин в октябре» и вспоминаешь: ёлки, а я ведь тоже ехала в таком трамвае, сидела в точности на такой скамейке, а мимо проплывал такой же в точности длинный грязнющий забор… И мужичок какой-то с подвязанной щекой точно так же приставал к кондуктору: «Товарищ, товарищ, а куда идёт этот трамвай?» Но, правда, тот мужичок чисто говорил, не картавил. Значит, не Ленин. И потом, это точно не в октябре было, потому что снег кругом лежал, я помню – и не осенний снег, а зимний, пышный, с морозцем… Чёрт. А вдруг это был фильм «Ленин в декабре»? Или даже «Ленин в январе»?! Вот ужас-то…

Мне подруга говорит: у меня гомеопат хороший есть, он тебя мигом вылечит. А я говорю: какой гомеопат, ты чего? - тут не гомеопат, тут психиатр нужен. А она говорит: не волнуйся, это такой гомеопат, что и любого психиатра вылечит... Ну, я сперва хотела пойти, а потом думаю – нет. Вдруг он мне даст какую-нибудь горошину, а я её съем и пойму, что на самом деле живу ТАМ, а всё, что здесь, мне только снится. Напридумывала всяких небылиц про будущее, вот и вижу. И метро тоже придумала. Была в гостях у родственников в Берлине, увидела там метро и вообразила себе, что в Москве тоже такое есть, только гораздо лучше... А потом открываешь глаза и видишь, что и правда стоишь на движущейся лестнице, лестница едет вниз, а радио говорит: «Эта станция была построена в тысяча девятьсот тридцать девятом году»…. А эскалатор-то едет, а ты стоишь себе, держишься за перила и думаешь: интересно, я-то доживу до девятьсот тридцать девятого года или нет?

Текст с Наречиями

Вечером после работы, как всегда, по ошибке выбрала тот эскалатор, который двигался.

Переминаясь на уютно ползущей вверх ленте, с завистью смотрела на соседний эскалатор, который стоял. И, судя по всему, стоял уже не первые сутки. Народ там явно успел обжиться, перезнакомиться, определиться с жизненными целями и приоритетами и теперь просто отдыхал и общался, разбившись на группки по интересам. Две девочки, стоя голова к голове, стремительно перелистывали журнал и щёлкали языками в такт шелестящим страницам; потом одна из них вытащила у другой из-под куртки, как мне показалось, шнурок от капюшона, приникла к нему ухом и засветилась длинной лягушачьей улыбкой, сразу сделавшей её похожей на царевну.

Две бабуси с хорошими красными лицами, тоже обнявшись, тихо и стройно выводили в унисон:

Не верь, моя радость,
Не верь, моя радость,
Не верь, моя радость,
Не верь ни-ко-му!

Маленькая, как мышка, девушка, подпрыгивая на ступеньке, коротко и методично целовала в подбородок хмурого оглобистого мужика. Мужик почему-то не наклонялся к ней, а стоял, как монумент, гордо глядя перед собой и деревянно обхватывая её красивыми скрюченными лапами.

На моём эскалаторе, правда, тоже было ничего, интересно. Кто-то чем-то шуршал у меня за спиной, а на верхних ступенях кто-то шуршал, вздыхал и беседовал:
- Ну, Гера, Гера, понимаешь?
- Кто-о?
- Гера! Богиня из греческой мифологии…
- Кто-о?
- Ну, говорю тебе, Гера! Жена Зевса!
- А-а-а… А они тогда ещё вместе жили или уже развелись?

Ну, почему эскалатор вдруг взял и кончился, а я так и не услышала ответ?

А на улице было темно, снежно и роскошно, и звёзд на небе было уже не две, как вчера, а три. Как видно, одна только-только вышла из отпуска. Я шла и чувствовала себя неудобно: они-то, небось, знают, как меня зовут, а как ИХ зовут, я понятия не имею. И, как назло, среди наших общих знакомых нет ни одного астронома, котрый мог бы нас друг другу представить.

А потом я прошла мимо витрины и увидела Юбку Своей Мечты, которая стоила пять тысяч семьсот гульденов, и меня с ног до головы пронзило острой сладостной радостью, когда я подумала о том, что и эта моя мечта наконец-то никогда не осуществится. Никто не верит, что я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО радуюсь, когда они не осуществляются, но это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО так. Это очень, очень удобное извращение. Благодаря ему я практически всегда счастлива.

Причём честно, а не притворно.

Profile

бодрость
christa_eselin
Сестра Нибенимеда

Latest Month

March 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Katy Towell