Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Курсистка

(no subject)

А ещё у меня есть кукла-библиограф. Реплика, разумеется – все знают, что оригинального библиографа сейчас днём с огнём не сыщешь, это жуткий раритет. Но реплика очень аутентичная – свалявшиеся букли, подслеповатые глаза, белая от долгого сидения в архивах кожа; шёлковое платье с глухим воротом висит мешком, как праздничная рубаха на подгулявшем мастеровом. И бусики. Ну, просто моё альтер-эго в хорошем бисквитном исполнении.

На самом деле это реплика французской Жюмо, и благодаря ей я поняла, как это, в сущности, прекрасно и грустно – быть репликой. Твой оригинал живёт где-то в тысяча восемьсот девяносто пятом, ходит на бал в Благородное собрание, ругается с кухаркой, читает свежайшего Золя и... Хотя нет, это же наша кукла, это же будущий библиограф! Ходит на тайные сходки, учит рабочих в воскресной школе, вечером приходит усталая и воодушевлённая, разматывает платок, греет руки о самовар, ест свежие бублики, читает уже не вполне свежего Чернышевского.... А реплика знает, что всё это было не с ней, потихоньку тоскует, составляет библиографию по тысяча восемьсот девяносто пятому году и на досуге пишет фиктивные мемуары. А если какое-то время держать в руке её чахлую фарфоровую ручонку, то чувствуешь, как та теплеет – бисквитный фарфор очень быстро нагревается от человеческого тепла.

Фото с Авито, так что не обессудьте.
кукла
бодрость

(no subject)

Помолитесь, пожалуйста, кто молится, о новопреставленном Александре.
Так странно - только вчера мы с его сестрой водили его в детский сад, вместе читали Купера и играли в Шерлока Холмса.
И то, что он был талантлив - несомненно, но какой он был ДОБРЫЙ - это вообще невероятно. Честное слово, таких просто не бывает.

10152422_1583350485222683_1466713828_n
какая есть

(no subject)

Мир уже третий день подряд такой ледяной и хрустящий, как будто и вправду зима.
Позади меня хрустят шаги, кавалер провожает барышню
- Анечка! Я ведь как провожу вечера, вы подумайте! Прихожу домой, варю себе пельмени МИРАТОРГ, потом разогреваю блинчики МИРАТОРГ, несу всё это в комнату и в двадцатый раз смотрю какой-нибудь боевик….
И я, идущая впереди, слушаю и гадаю, то ли он клеит барышню, рисуя ей картину своего вселенского одиночества, то ли рекламирует этот самый «Мираторг», то ли пытается изящно совместить обе эти задачи. Барышня в ответ смеётся нежным грудным смехом, лишённым всякой жалости, и, судя по всему, какой-то из своих целей её собеседник явно почти достиг.

А навстречу мне идёт ещё один кавалер с ещё одной барышней - и вздрагивает, когда она картинно чиркает сапожком по снегу и изо всех сил вцепляется ему в плечо.
- Марин! Ну, не скользко же!
- А тебе что, влом представить, что скользко? – удивляется она и, поскользнувшись вдругорядь, уж ненарочно, с воплем повисает у него на шее.

А у киоска стоит третья барышня и возбуждённо пылает щеками, прижав телефон к уху.
- Как он сказал? Про МЕНЯ? Нет, так и сказал?! Ах, он старый искусствовед!

Короче, всюду жизнь, несмотря на мороз.
А в мусорный бак на соседнем дворе, похоже, выбросили что-то неординарное, потому что вороны уже третий день устраивают на его фоне журавлиные пляски и поют разбойничьи песни хриплыми нетрезвыми голосами. Мы с Грифоном даже специально ходим смотреть. Издалека.

***

- Всё-таки, я не понимаю, как Вселенная может расширяться, если она – бесконечна?- спросила я у 5x6venik, когда мы возвращались из Планетария.
- Скажи, у тебя на работе бардак? – ответила она.
- Ну…. э-э-э…. как и у всех, наверное, - обидевшись за свою работу, предположила я. – Чем мы хуже других, в конце концов!
- Этот бардак бесконечен?
- Эээ, ну…. естественно, он же бардак.
- А он стабилен в своей бесконечности или продолжает расширяться?
- О, мой бог! – воскликнула я. – Но вот ещё что – как во Вселенной может быть что-то ещё, кроме Вселенной, если она – бесконечна?
- Скажи, у тебя на работе есть ещё что-то, кроме бардака? – ответила она.
- О, мой бог! – воскликнула я, и всё встало на свои места. Потому что Космос по-настоящему познаётся только через хаос, и это никакие вам не шутки, а, можно сказать, квинтэссенция русского космизма. Не верите – почитайте Фёдорова или Циолковского.
доктор

(no subject)

А этот ваш «Доктор Хаус», оказывается, крепкая штука, куда там доктору Фаусту. Я царь, я раб, я червь, я бог. Обалдеть. Я думала, про такое уже давно не пишут и не снимают, а вот поди ж ты.

Смотришь и думаешь: какое удивительное создание человек. Как благороден разумом! Как беспределен в своих способностях, обличьях и движениях! ... Ну, дальше по тексту вы помните - квинтэссенция праха, ветхий мешок, набитый требухой. Беспредельный неизведанный космос. Откуда идёт сигнал бедствия – непонятно, ведь мы же ни черта о нём не знаем, об этом космосе. Собираются авгуры в белых халатах, гадают на кофейной гуще, пишут маркером на доске, тычут пальцами наугад. Самый безбашенный из них говорит: а полетели вон туда. – Почему – туда? – Ну, надо же куда-нибудь лететь, это же космос, это же интересно. Заодно и спасём его, пока будем исследовать, чтобы уж два раза не летать. А бедный космос лежит на белых простынях, мочится под себя и помирает от страха. И всё равно он – космос. С ума сойти.

И вот уже нет ни трубок, ни капельниц, ни палат, и он плывёт, плывёт куда-то в хорошее место в волшебной хрустальной ладье, пока небритый террорист-первопроходец не остановит её на полпути и не приставит скальпель к Харонову горлу. Чувак, разворачивай обратно, ещё не время для твоего безвременья. Что, что ты там бормочешь? Век расшатался, порвалась связь времён? Не беда, сошьём, вправим, вставим штифт. Человек – космос, но он же и механическая кукла, в которой, оказывается, можно заменить чуть ли не все детали, наука уже дошла, она уже умеет - и он опять будет, как новенький....
Как он похож на ангела глубоким постижением.
Как он похож на некоего бога.
Краса вселенной.
Бессмертный дух.
Квинтэссенция праха.
И главный герой, ага. Что-то вроде Йорика, но немного раньше черепа. Трикстер, джокер, супергерой, шут на троне, анти-Харон, хромой бог, который в состоянии исцелить всех, кроме себя, абсолютно, между прочим, мифологическая фигура. И, да, всего-навсего немолодой сексапильный чувак с фантастической интуицией, противным характером и коммуникативными проблемами. Смотрела бы и смотрела - как, уже кончилось? – ну, вот, так всегда. Тру-фанаты, правда, говорят, что уже с седьмого сезона фильм стал не тот и не про то… стоп, не с седьмого, а с третьего, стоп, не с третьего, а с четвёртого…. Люди! Да он с самого начала, с самой первой серии был не тот и не про то, так что, уж не будем считаться. Там и смысл-то весь в том, что он – не про то. Ну, в смысле, вообще не про то… Что самое удивительное, и не про это – тоже. Такое вот, братцы, кино. Смиритесь.

Эх, ёлки, где ж я-раньше-то была? А то все уже давным-давно посмотрели, одна я, как тундра деревенская.
Кенгуру библиотечное

(no subject)

Утром встанешь – а мир уже не рыдает и не сморкается в газон, а давит из себя лучезарную улыбку и лихорадочно припудривается. А ветер сдувает эту пудру на обочины и строит из неё мелкие холмики и барханчики. На проводах сидят вороны и хриплым светским тоном обсуждают погоду, обильно уснащая речь малоупотребительными экспрессивными диалектизмами. По-моему, они из Калужской области. Ветер пытается спихнуть их с проводов, а они в ответ растопыривают веером хвосты с острыми, как у драконов, перьями.
- Ниночка, - воркует юноша в телефон, - Ну, прости, я всё осознал и больше не буду… К чертям, да? Вот так, значит, да?... Ладно. Всё. Давай так: сперва я к тебе, а потом СРАЗУ к чертям, немедленно….

Похоже, чертям сегодня не обломится, думаю я. Черти тут же мстительно подставляют мне ножку, одновременно быстро-быстро расстилая передо мной длинную, как в старину, ледяную дорожку. Но ангелы в последний момент успевают подхватить меня под локти и, чертыхаясь, ставят на ноги.

***
На Рождество я подарила boqueron кольцо, похожее на пуговицу, а она мне – кольцо из черенка серебряной ложки. Присутствие ложки на соседнем пальце тотчас преобразило жизнь всех прочих моих колец и придало ей особый, возвышенный смысл. Средневековые угли в глубине граната запылали ярче и даже как будто запахли супом, да и рыцари на другом кольце приободрились, и в их дальнем бесконечном пути наметилось подобие какой-то цели.

***

Выставка Симона Ушакова в Третьяковке неописуемо хороша. Граница между мирами уже не на замке, портал открыт, и изумрудный рай прорастает сквозь него дивными цветами и виноградными гроздьями, которые художник видел на каких-нибудь голландских картах или раскрашенных от руки итальянских гравюрах. Тщета мира сего до того тепла и осязаема, что сил нет, как хочется взять и подержать в руках этот кубок и погладить пальцами эту скатерть, расшитую жемчугом; и Смерть с косой – не угроза, а деталь интерьера, и коса у неё не настоящая, а берцовые кости, между прочим, отлично вписываются в барочную отделку комнаты. Архангел Гавриил принёс Святой Деве не лилии, а какой-то немыслимый галантный букет, впопыхах набранный рядом, в райской оранжерее – ирисы, маки, одуванчики с пушистыми головами….. И позолота нежна, как сон, и лица вдумчивы и кротки, но нет уже на них той печати потусторонней отстранённости, без которой не бывает настоящей иконы. Живой лик Христа проступает сквозь плат, как сквозь дымку небытия, и бесплотные одеяния без всякого напряжения сочетаются с объёмными скулами и блестящими выпуклыми лбами. Друг osyotr, простите меня, я знаю, что вы скажете, и будете правы. Но любовь зла, в том числе и любовь к тщете мировой гармонии.

images
дворик

(no subject)

На Гончарной улице гудят колокола и дрожит земля. На лбу у дорожного катка написано «Хулиган». Запах тёплого асфальта смешивается с запахом ладана и тёплого воска. Заглядывать в чёрные церковные двери так же страшно и увлекательно, как сорок лет назад - та же заколдованная пещера, те же жёлтые драконьи глаза в темноте... много, много глаз.

А рядом с церковью – рынок.
- Эй! Я сказал жэншыне «спасыбо за покупку?» Сказал или нэт?
- Нэт. Нэ сказал.
- Точно?
- Точно. Нэ сказал.
- Эй! А пачиму ты мнэ нэ сказал, чтобы я сказал?

Над рынком висит остывающая золотая хмарь, пахнущая сладким и гниловатым. А в воздухе - колокола, и гудки, и сирены, и пение дальних межпространственных телефонов, и рыхлая старомосковская тишина, которая всё это поглощает, точно накрывая пуховой периной.

- А почему эта колбаса называется «медовая»? В ней что, правда чувствуется вкус мёда?
Темноликая продавщица смотрит из-под платка и отвечает академическим баском:
- Это зависит от индивидуального восприятия.

Мужик несёт в каждой руке по два здоровенных букета гладиолусов, далеко отставив их от себя и держа вниз головой, как жертвенных куриц.

- Ой! Надо же к первому сентября купить! – спохватывается, глядя на него, женщина, у которой обе руки тоже под завязку заняты сумками и сыновьями.
- Завянут же до первого, - хмуро возражает старший из сыновей.
- Ну... завянут – ничего. Новые купим!
Старший сын вздыхает и морщится. А младшему не до того, у него свои заботы:
- Мам! А как сделать так, чтобы к нам завтра опять полиция приехала?
бодрость

(no subject)

Мой балкон пахнет летней деревней. Доски, зелень, мокрая земля, прошлогодняя картошка в мешке.
А снаружи – дивный иллюзорный мир. На фоне теней марсианских башен Москвы-Сити – сияние церковных куполов и всплески райских голубиных крыльев. И развалины заводских крепостей, поросшие лесом и густо засиженные соловьями.

- Антивирус, антиспам, антиспа-а-ам, - мурлычет на какой-то нежный мотивчик сосед, спускающийся к мусоропроводу с ведром.
- Ого, сколько у тебя спама набралось! – восхищаюсь я.
- Третья корзина уже, - вздыхает он. – Вчера смотрю - новое сообщение: «Надоело чистить холодильник?» И тут я вспомнил: блиин, я ж его уже год не чистил и не размораживал! И шкафы на кухне не разбюирал. Мейл – полезная штука, а то бы я сто лет ещё всё это не удалил….

А вечером, когда идёшь домой, впереди торчат силуэты нарисованных домов – нет, только их контуры с призрачной электрической обводкой. И ты сам – как рисованный человечек внутри детской картинки. Точка, точка, два крючочка. Носик, ротик, огуречик…

Молодёжь ходит в музеи, чтобы украдкой потрогать руками плотные вещи, сказать: «Уй-я, круто!» - и вернуться в реальность, подмигивающую им с экранов. И в библиотеке то же самое – нанюхавшись до одури запаха старых книг и наигравшись в прятки между стеллажами, они в конце концов затихают, приникают к вай-фаю, и вот их уже и не видно совсем – был студент, и нет студента, весь вышел в виртуал.

Девушка заходит в туалетную кабинку, держа перед собой планшет обеими руками. То ли у неё там навигатор, то ли что ещё.

***
- Вот, вот это кольцо купите, с рыбкой! Смотрите, как оно на вас село!

Кольцо бесподобное, однозначно. В тяжёлых маслянистых струях плавают хмурые усатые чудища с виноватыми лицами, периодически выглядывают наружу и спрашивают: «Старче, тебе ничего, случайно, не надобно?»
- Рыба – это ведь так символично, между прочим.

Передо мной сразу всплывают овальные рыбьи контуры из христианских катакомб, рыбы Святого Антония, китайские золотые карпы как символ удачи и духовных достижений, и…
- Селёдка – это же символ пролетариата! Ну, неужели не возьмёте? Вам как раз к лицу!

Нет, всё-таки, талантливый художник талантлив во всём, даже в рекламе.
Пришлось взять, куда ж деваться.
Утешаю себя тем, что это «скадан фяса» - селёдка мудрости. Есть такая рыба в древнеирландской мифологии. А если вам скажут в Википедии, что нету, то не верьте – на то она и Википедия, чтобы ничего не знать.
сквайр

(no subject)

Разговаривала с друзьями про Доктора Кто и Шерлока Холмса.
Нет, десять отличий найти, конечно, можно.
И тем не менее, оба начинали свою карьеру сомнительными дилетанствующими гениями с неописуемым самомнением и отвратительным характером, что очень быстро обеспечило им толпу восторженных почитателей и репутацию спасителей человечества.
Когда оба опомнились, было уже поздно. Пришлось соответствовать.
Кстати, и Максим Чертанов считает Шерлока Холмса не столько архетипом Сыщика и Учёного, сколько архетипом Доктора. Того, кто усадит клиента в глубокое кресло, успокоит одним движением брови: всё будет хорошо, вот, выпейте бренди, выдохните, расслабьтесь и слушайтесь моих рекомендаций.... Да, доктор, конечно. Раз вы со мной, я спокоен – всё будет хорошо.

Оба являются центром повествования и его же основной идеей – и, да, представьте себе, имеют наглость нисколько этого не стесняться.
И, что важнее всего, оба символизируют надежду.
Нет, не на то, что откуда-то прилетит волшебник в голубом вертолёте и бесплатно покажет кино. А на то, что Collapse )
сквайр

(no subject)

Нет, я обалдеваю, дорогая редакция
В жизни не думала, что про такое можно снимать кино, причём совершенно без зазрения совести.
В жизни представить себе не могла, что можно так славно прополоскать душу не в райском источнике, а в детской шипучей воде «Буратино», и она - в смысле, душа - от этого не только не слипнется, а прямо-таки воспрянет и засияет.

Это я всё ещё про «Доктора», вестимо. А конкретно - про Десятого; всё никак с ним не развяжусь, хотя осталась всего пара-тройка серий, увы мне, увы мне, Ивану Васильевичу.

Ёлки, какие сценарии! Какая безвкусица. Какое уродство. Эй, там, кто-нибудь! Оторвите меня, наконец, от экрана, я не могу на это насмотреться! ...

Правду говорят, что наглость – второе счастье; а последний раз в истории с таким великолепным нахальством на эту тему говорили, по-моему, только в Ветхом Завете. А тут всё это для остроты приправлено ещё и тем, что человек, который всё это сочинил, по слухам, называет себя атеистом. Люди, что он вытворяет! Collapse )
Leserate

(no subject)

На днях просматривала какие-то ссылки в сети и нарвалась на картинку с кольцом. Дохленькое такое винтажное колечко с гранатиком модели «носи, Катя, на здоровье». И что вы думаете? Как только оно меня увидело, так тотчас загорелось меня приобрести. Я, конечно,Collapse )