Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

какая есть

(no subject)

Вообще-то, я в такие игры не играю, но тут вдруг повелась на подначку и теперь плачу по счетам. Итак, фантастический рассказ в стиле шестидесятых на основе первого из подслушанных на улице диалогов.


- Ну! Чего, чего он сказал?
- "Оставьте сообщение, я вам обязательно перезвоню".
- Ну, вот! Раз сказал - значит, перезвонит!
- Ты дура, что ль? Это же не он сказал, а автоответчик. Робот это сказал!
- А... ну.... тем более. Если бы он - ты права, ещё не факт, перезвонит или нет. А если робот, то обязательно перезвонит, верняк, и не думай даже и не дёргайся....

... И он действительно перезванивает. Правда, уже глубоким вечером, когда она совсем, ну, вот нисколечко этого не ждёт и просто так, на всякий случай таскает телефон в кармане домашних штанов. Карман тихо крякает и рвётся по шву, когда она, чертыхаясь, выпутывает из него гудящую, трепещущую коробочку, и сердце трепещет ей в такт и гремит почти в унисон.

- Добрый вечер. Позвольте уточнить: я разговариваю с Сашей?
Нет, не он.... голос похож, один в один, но интонациии.... чёрт, чёрт, что за чертовщина!...
- Саша, я вас приветствую. С вами говорит робот-автоответчик. Позвольте узнать, как вы поживаете?
Collapse )
какая есть

(no subject)

Люблю, когда декабрь – меланхолик. Вот так обнимешь его, а он весь такой противный, грязный, весь в ледяных слезах и в нечёсаной прошлогодней траве. Куртку мне всю слезами пропитал, зараза, Новый год, называется. Говорю ему: «Давай хоть к столу выйдем, как люди, не с опухшими рожами. А он: «Да какая, к бесу, разница». Одно слово – меланхолик.

А утром говоришь ему: «Ну, хоть сегодня-то не ной, сегодня ты вообще уже январь. Соберись давай, и соответствую статусу». А он: «Да какая, к бесу, разница». Но потом всё-таки подставляет шею под поводок и идёт со мной гулять по планете.

А планета такая классная, ещё совершено не заселённая, и никого-то на ней нет, как в раю. Только сонные андроиды в оранжевых скафандрах и с мётлами да сонные дружинники с болонками – проверяют, готова ли поверхность к высадке переселенцев. А поверхность такая пустынная, такая задумчивая. Только в такое утро можно, например, подкараулить свой родной дворик, где ты играла в детстве – он теперь не возле того дома, в котором ты в детстве жила, а рядом, через две улицы, и выглядит так же, как тогда, и так же пахнет хлебом из булочной и голубиным помётом. На окне дома напротив бумажка с надписью: «Здесь юристов нет!» Чуть дальше – строительный вагончик, намертво вросший в асфальт и успевший обрасти корявым каменным портиком с подобием колонн. В двери – глазок размером с подзорную трубу; в будке – лениво-свирепый, смутно отсвечивающий фосфором цепной зверь. А дальше – щуплый магазинчик с вывеской «Цветы на улице Щипок»; в стеклянной витрине отражается вывеска какого-то другого заведения – «Щипки на улице Цветок»; будем думать, что это параллельный массажный салон, хорошее, между прочим, название. Декабрь, ну, улыбнись же, наконец. Январь ты, в конце концов, или где?

Посреди улицы неспешно материализуется сонный мужик в тёмно-синем скафандре и суёт сонным оранжевым андроидам какую-то бумажку.
- Что я за вами, бегать должен, туда вас и растуда? Вот здесь распишитесь и вот здесь.
- Васильич, ты что, напечатать не мог? – морщится, глядя в бумажку оранжевый андроид. – «Я эту твою капчу вообще не разбираю» - читается на его сонном резиновом лице.
- Подписывай! - просит тёмно-синий мужик. – Какая тебе, к бесу, разница?

И тут декабрь улыбается. Он правда улыбнулся, клянусь! Он два раза улыбнулся, я сама видела, только сфотографировать не успела!

А кто поздно встал и не увидел, тот сам виноват.